ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ
Смешные истории: самое свежее

Подсчитал:
      Если бросить курить (к примеру, пачку в день), то на сэкономленные деньги каждый месяц можно дополнительно покупать четыре поллитровки;
      А если ещё и бросить пить (к примеру, пол-литра в день), то на сэкономленные деньги каждый год можно покупать подержанный автомобиль „Жигули“;
      А если „Жигули“ не покупать каждый год, а сэкономленные деньги складывать в банк(у), то лет через двадцать, по примеру великого комбинатора, можно с весёлым удивлением воскликнуть: „Вот я и миллионер! Сбылись мечты идиота!“.
      Да, хорошо курящим и пьющим! А тут, не куришь, не пьёшь … и сэкономить-то не на чем!

Дельфийский оракул

(Хм)
22 Смешные истории 2022-12-26 0 136
При храме Аполлона в недавние времена жил Дельфийский Оракул, а при нём группа Пифий - предсказательниц.
Толпа царей и других деятелей культуры ломилась узнать будущее и прогнозы на урожай или победу в войне.
Надо заметить, что пифии трудились непокладая рук, кроме как на карты и
Другие аксессуары делопроизводства
типа кудели. По святым неделям они не работали. Варясь много лет в одном коллективе, они и месячные выходные имели в одно и то же время. Тогда к ним было не подходи - превращались из пифий в фурий, и могли нагадать с больной головы не то, от фонаря.
Многие предсказания были не совсем оригинальными, хотя списывать категорически не разрешалось.
Просто ситуации и обстоятельства были похожими.
Сам Оракул использовал для гаданий
Сушеную лягушачью лапку, но знатоки орнитологи утверждали что жабью.
Он помешивал и отхлебывал неспеша свой кофе, пока не оставалась кофейная гуща - она безошибочно подсказывала сколько брать с просителя.
У клиента спрашивали личные данные,
Типа когда и где родился. Телфонов, паролей и счетов в банках тогда ещё не было, но баньки были- назывались термы. Деньги спрашивали вперёд.
А то пойдёт на войну какой король,
а вернётся ли, ни одна звезда не знает.
Вообще, по звёздам обычно гадали только птицам высокого полёта. Чиновникам, обычно, по раскладу.
Особо горячие клиенты, хотя и платили вдвойне, до того задалбливали пифий, что те отключались в трансе.

Военачальники всегда интересовались
где у врагов казна находится или общак. Туда и наступали.
Спрашивали, с какого бугра лучше напасть и откуда ждать ответку.
Даты начала и направления операций сверяли не только по звёздам, но и по
разбросу содержимого коровьих лепёшек,
В которые, для большей непредвзятости,
Наступали с разбегу и с завязанными глазами.
Обычно, результаты толкований были довольно точны, так как происходил естественный отбор пифий неверно предсказавших. Кроме того, в силу специфики работы, из-за того, что приходилось вживаться в натуру,
Происходил и отсев по беременности
особо жарких пифий.
Д. Оракул предсказывал самым ценным клиентам или клиенткам, которые верили ему ещё и как мужчине.
И надо сказать, разочарованных почти не было. Запросит, бывало, горемычный царь, когда лучше выступать, тут Д Оракул бац ему предсказание. Особо туманные приходилось растолковывать за дополнительную плату. А так как каждый второй спрашивающий своим умом не блистал, то храм Аполлона процветал.
Пока не случился большой облом:
Одна пифия потеряв чутьё, то есть нюх по нашему, сказала, что войну начальник проиграет. И тот не пошёл. Соседи передрались, до убиения, и всё чуваку досталось задаром. Казалось бы радуйся и вознагради пифию,
ан нет.
А другой взял пифию в действующую армию, чтобы непосредственно на местности фильтровала базар. Результат
был ошеломляющий: противник бежал,
Побросав шлемы.
Кончил Д.Оракул плачевно - был захвачен кочевниками вместе с пифиями в полон. С предсказаниями не вышло - языка не знал. А пифии как-то приспособились, кто коней поить, кто верблюдов и кочевников доить. Сами скакать-то они не умели, кроме как на
клиентах.

Утраченное счастье

(Тэопен)
8 Компьютеры и Интернет 2022-12-21 3 345
Говорили Диме :
"Димочка, не надо!
Пользуйся другими,
Только не "айпадом"!
Есть ничуть не хуже."
Так или иначе,
Димочка не слушал -
Было однозначно...
И когда у Димы
Отобрали гаджет,
Он ругал противных
И грозился даже.
Обещал их вскоре
Разобрать на части -
За, уже родное,
Яблочное счастье...

!.
    Профессор Гуревич прошел к столу своего кабинета и, усевшись на стул, принялся готовиться к лекции. Впрочем, подготовка заключалась вовсе не в заучивании текста. За долгие годы преподавания профессор настолько хорошо усвоил учебный материал, что при мысли о нем испытывал чувство, похожее на уныние. Единственное, что спасало Якова Львовича от приступов этого смертного греха во время лекций, были его импровизации. Именно импровизации, позволяли профессору демонстрировать всю мощь своего интеллекта. Неожиданные экспромты, остроумные интерпретации, смелые вторжения в различные области знаний, разительные примеры и сравнения, подобно фейерверку, украшали его атаки на ленивые умы студентов, заставляя их взоры светиться, подобно лампадам у лика иконы. На иконе, конечно, подразумевался лик Энштейна. Точно такая фотография висела на стене кухни профессора.
    В минуты торжества своего интеллекта, профессор Гуревич ощущал себя солистом театра, и порой ему даже чудились приливы торжественной музыки из оркестровой ямы.
Отсюда понятно, что подготовка профессора к выступлению предполагала настрой на некоторое перевоплощение, какое требуется артистам для исполнения своей роли. Правда, артистам в их деле очень помогает грим. Но профессор был лишен этого преимущества лицедеев. Поэтому, наоборот, Якову Львовичу нужно было максимально отвлечь зрителя от своей внешности. Ведь соответствующей кумиру внешностью профессор не обладал. У него была обширная лысина, обрамленная прямыми, как проволока, волосами, массивный нос и тяжелые нависающие веки, что превращало его пытливый взгляд в беспокойное подглядывание через щели. Лицо у него было круглое и, как ему казалось, слишком открытое для посторонних. Чтобы исправить это, профессор носил усы и бороду. Однако, по мнению жены, Авдотьи Серафимовны, эти половые признаки были ему, как она выразилась: «Не по Сеньке шапка». Такая аттестация растительности Якова Львовича объяснялась привычкой супруги к искусственным бородам оперных певцов в театре, где она работала на пульте управления сценой. Эта театральная деятельность, видимо, служила источником и других ее пристрастий и суждений. Она, например, не представляла себе иную сцену, чем театральные подмостки, и как возможно стяжать любовь публики, не умея петь. Под ее влиянием Яков Львович даже был вынужден полюбить оперное искусство, но все же он предпочитал свой путь к сердцу зрителя.
      Вот и теперь Якову Львовичу было необходимо укрепиться в мысли, что истинная сила заключается в знании, и что магия науки в состоянии создавать собственные идеалы и совершенства. В конце концов, это подтверждала сама теория относительности Эйнштейна, где гений доказал, что материя способна искривлять даже пустое пространство. Оставалось допустить, что мысль имеет материальную силу. И может быть, миссия Якова Львовича как раз и состоит в том, чтобы это доказать.
      Ведь и впрямь, откуда берутся эти странные представления об образцовом облике ученого? Здесь, разумеется, поработали художники. То есть, люди, не имеющие никакого отношения к научной истине. Это в их представлении ученый должен иметь аристократическую худобу, степенность, очки и картавость. Но разве Эйнштейн был красавцем? А у Тихо Браге вообще не было носа. Отсекли шпагой. Так он приделал себе нос из золота. И это только прибавило ему побед на любовном фронте. А Стивен Хокинг… Но теория Хокинга о гравитационной сингулярности возвеличила его до богоподобия. В сравнении с ним красавчик Карузо – просто горлопан.
      Словно в ответ на мысль о своей избранности, профессору припомнился напев Марии из оперы Чайковского: «Какой-то властью непонятной Я к гетману привлечена, Судьбой нежданной, безвозвратной Ему я в жертву отдана! Своими чудными очами, Своими тихими речами Старик меня сумел приворожить!»

      С последним звуком этой мантры профессор закончил сеанс медитации, и бодро направился в аудиторию.

2.
- Начало представлениям об эфире положили еще античные мудрецы, - вещал профессор Гуревич, расхаживая у классной доски. – Фалес, рассуждая о природе, учил, что создателем мира является нус, мировой ум, который во всем присутствует и всем движет. А Гераклит утверждал, что «Космос был, есть, и будет живой огонь. Все вещи – суть размен огня». Так сложилось представление об эфире, который, подобно нетленному духу, пронизывает всю материю Вселенной. Ну, а поскольку мы имеем дело с духом, то тут недалеко и до идеи бога Творца.
    Впрочем, представление о Боге не помешало Ньютону открыть закон всемирного тяготения. История с яблоком, конечно миф, придуманный Вольтером. Зато сама теория Ньютона подтверждалась в расчетах и экспериментах. И хоть природа гравитации была еще не ясна, все же это был ощутимый щелчок по носу вездесущего «нуса». Второй удар по этой незримой сущности нанес Гегель. Гегель, как вы знаете, раскрыл диалектическую природу развития материи.
- И обчистил мозги Гераклита, - коснулся чуткого уха Якова Львовича совсем близкий шепоток.
    Автором замечания, конечно, был студент на передней парте. Яков Львович знал его имя. Шалопая звали Стас. Вечная ироническая улыбка Стаса под прямым тонким носом и серые глаза студента, утыканные квантами насмешки, как подушечка для игл, давно напрашивались в свидетели его унижения на первом же зачете у Якова Львовича.
    С намерением намекнуть Стасу на такое обстоятельство Яков Львович полоснул острым взглядом по лицу будущей своей жертвы. Но тут его внимание привлекла соседка Стаса, студентка Лена, которая, уткнувшись в книгу, давилась от смеха. Она была из тех девиц, у которых улыбка сродни любви. Конечно, сама эта глупая Лена была Якову Львовичу безразлична. Но все же он ясно прочитал свое чувство досады на то, что глаза Лены способны смотреть на Стаса во все свои сияния.
    - Однако Гегель в своем учении оставлял место Мировому духу, – продолжил профессор сдавленным голосом. – Окончательно отправить нус на пенсию помог Маркс.
    - Который обчистил мозги Гегеля, - добавил Стас.
    - Маркс разработал учение диалектического материализма, - сказал профессор, кашлянув в знак того, что вынужден стерпеть очередную выходку Стаса. – Диалектический материализм постулировал первичность материи, а дух объявил производным бытия. Тем не менее, теоретическая физика все еще надеялась найти причины гравитации в свойствах эфира. Других инструментов у нее попросту не было. Так Кельвин представлял эфир как некую гипотетическую жидкость, способную закручиваться в вихрь.
    - Кельвин обчистил мозги Декарта и Ломоносова, - прошептал Стас, чем вызвал хрюканье парней за столом позади него и удушье студентки Лены.
    - Вихревая модель, как будто, объясняла происхождение атома из потоков эфира, - крепился Яков Львович, - но плохо объясняла разнообразие атомов. Тогда Гельмгольц предположил, что ядро вихря представляет собой нитевидную нить, которая может запутаться с другими нитями в узловатую петлю, а Питер Тейт предпринял исследование возможных узлов в атоме, создав их классификацию. Однако тут сторонникам вихревой теории нанес удар Джозеф Томсон. Он вдруг отказался от гипотезы «туманного атома» и открыл электрон, за что получил Нобелевскую премию.
   - Шнобелевскую, - опять услышал профессор шепот Стаса, и то, как прыснула студентка Елена.
    - Электрон Томсона, - повысил голос профессор, - позволил Резерфорду разработать планетарную теорию атома, где места эфиру уже не находилось. Вдобавок Майкельсон, положивший сорок лет своей жизни на поиски эфирного ветра, получил отрицательный результат.
    - А в двадцать девятом году Майкельсон обнаружил эфир, - прогундел Стас.
      Об этом казусе профессор Гуревич, конечно, знал, но в научном сообществе не принято относиться к этому недоразумению всерьез. К тому же лекция Якова Львовича была посвящена теории Эйнштейна. Поэтому останавливаться на подобных нелепостях, да еще с подачи Стаса, он не собирался.
    - Все это отменяло необходимость эфира, - пояснял Яков Львович. - Но и загадка природы тяготения оставалась тайной за семью печатями, пока миру не явился гений Эйнштейна.
    - Ага, самый большой жулик, - прокомментировал Стас. Притом достаточно громко, чтобы расслышала вся аудитория.
    Это уже был вызов, который профессор посчитал слишком явным, чтобы его было возможно игнорировать.
    - Так, а кто это у нас такой умный? – вонзил профессор свой взор в надменную кривизну губ Стаса. – А ну-ка, пожалуйте к доске, молодой гигант мысли.
    Выламываясь так, будто у него суставов больше, чем у обычного человека, Стас приблизился к столу профессора.
    - Вы что, читали труды Эйнштейна? – вопросил профессор, оглядывая аудиторию с видом фокусника, готового поразить публику появлением кролика из шляпы.
   - А зачем читать? Мне хватает Интернета. Как говорили древние: «Умному достаточно», - с усмешкой сообщил оппонент.
   - И что же вы знаете, например? – продолжал профессор подготавливать свой номер.
    - Ну, например, что Эйнштейн пытался опровергнуть существование эфира, - снисходительно произнес Стас. – Но эта затея ему не удалась. Он наоборот только доказал, что эфир существует.
      - И где же он это доказал, - состроил нехорошую улыбку Яков Львович.
    - А прямо в своей специальной теории относительности, - ничуть не смущаясь, заявил студент.
      - Вот, оно перед вами, воинствующее невежество, - объявил профессор, указывая на Стаса и победоносно оглядывая аудиторию. – Я преподаю теорию Эйнштейна добрых два десятка лет, но такого еще не слышал.
      - Но это не значит, что вы правы, - парировал Стас, осыпав профессора горстью своих квантов. – Вы просто повторяете заученное, и поэтому не замечаете очевидного.
      Внутри профессора все напряглось, все возмутилось наглости этого самодовольного субъекта. Якову Львовичу захотелось немедленно внять знаменитому призыву Вольтера и «раздавить гадину». Краем сознания он понимал, что на него сейчас взирают десятки глаз, ожидающих проявления силы его интеллекта и артистизма. Но эффектного варианта уничтожения оппонента как-то не находилось. Мешало возмущение. Между тем пауза быстро нарастала. И она была не в пользу профессора, ибо свидетельствовала о его затруднительном положении. А с этим Якову Львовичу вдруг показалось, будто надвинулся решающий момент, когда его авторитет зависит от правильно взятой ноты, и нельзя «дать петуха».
    - Может быть… - выдавил из себя профессор, изображая невозмутимость.
    Но он не сдержал спазм в горле и сглотнул, что, как он понял, полностью разоблачало его волнение. Это прибавило ему внутреннего смятения, и он едва сумел вымолвить:
   - Может быть, и доказательства имеются?
    - Конечно, имеются, - бесцеремонно объявил Стас. - То, что Эйнштейн определил скорость как постоянную величину и есть лучшее доказательство существование эфира.
      - Это как же? - проронил профессор, чувствуя, что к нему возвращается уверенность в себе.
      - Так очевидно же, - прищурился Стас, с видом палача, прикидывающего как ловчее ударить топором по шее приговоренного. – Если свет распространяется со скоростью, не зависящей от стартовой скорости источника, значит, свет проходит в определенной среде в виде волны. Он транслируется средой. Так, например, волны на поверхности воды от пули, брошенной вертикально, будут такими же, как от пули, посланной из ружья под углом. То есть, среда эфира разрешает только определенную волну для фотона. В пустоте скорость света обязательно сложилась бы со скоростью его источника.
    «Какая чушь! - отдалось в голове Якова Львовича, - Причем здесь вода да еще пуля? Все ведь доказано экспериментально».
    Но на эту глупость необходимо было что-то ответить. Притом такое, что превратило бы в посмешище негодяя, замахнувшегося на гения. Между тем, остроумного ответа не находилось. А вместо этого внутри его набирало обороты чувство протеста. Почему это он должен объясняться с этим щенком, который вместо должного почтения, просто смеется ему в глаза? Куда рациональней просто взять его за шкирку и швырнуть за дверь.
    - Вон отсюда, - поднял брови Яков Львович, с ненавистью глядя в колкие глазенки студента.
    - Да почему так? – ухмыльнулся тот. – Вам что, нечего возразить.
    - Я сказал, убирайся, - рявкнул профессор и, подступив к студенту, попытался схватить его за ворот ковбойки.
    - Атас! Профессор спятил! – выкрикнул Стас и, уклонившись от карающей длани Гуревича, бросился к дверям.
    И тотчас вся аудитория зашевелилась, засуетилась, загудела. Раздались странные выкрики, девичий писк, смех, хохот, топот ног. И уже через пару секунд зал опустел. А с тем профессору Гуревичу показалось, будто огромное зеркало, в котором отражался его образ, рухнуло и рассыпалось на мелкие осколки. И в этих осколках обнаруживались то отражение его лысины, то кривотолки коллег за его спиной, то язвительная улыбка Стаса. Но больше всего находилось осколков, которые излучали холодное сияния синих глаз студентки Лены. Собрать воедино эти паззлы отражения реальности представлялось невозможным, да и ненужным, поскольку к реальности это зеркало уже не имело отношения. Цепляясь за физическую материю бытия, сознание Гуревича, теперь присасывалось к мелочам, которых он прежде не замечал. Выяснилось, что лак на его кафедре частично содран и образует странные рисунки, что стены в коридоре университета зеленые, что мусоросборник у порога в храм науки переполнен окурками…

3.
    Каким образом профессор Гуревич оказался дома, его не интересовало. Зато он отчетливо понимал, что для восстановления геометрии пространства ему необходимо с кем-то поговорить. Перебрав несколько возможных оппонентов, Яков Львович вспомнил о своем школьном друге, Генке. Теперь это был Геннадий Семенович, бывший учитель истории в школе.
    До их последней встречи с летом, они виделись часто. Генку тогда занимали подробности теории относительности. И Якову Львовичу стоило немалых трудов втолковать Генке суть механизма гравитации, согласно учению Эйнштейна. Зато, когда Генка раскусил этот плод познания, он превратился в яростного сторонника искривления пространства времени.
    Тогда, подкрепленный парой рюмок водки и с волнением расхаживая по комнате Гуревича, Генка вдохновенно вещал:
    - Да, да. Это гениально! Ты даже не представляешь, как это гениально!
    - Отчего же не представляю? - возражал Гуревич.
- Да нет, не представляешь. Так чтоб вполне. Ты ведь презираешь философию. Считаешь ее пустословием. А зря. Тут ведь как получается. Эта теория Эйнштейна отвечает законам диалектического материализма. А ведь иначе-то и не могло быть. По-настоящему все началось с Гегеля. Помнишь? А, ну ты не помнишь. В общем, Гегель доказывает, что нечто и ничто тождественны. Поэтому нечто переходит в ничто, а ничто в нечто.
    - Вот-вот. Поэтому я и не люблю философию, - заметил Яков Львович. – Нечто тождественно ничто.
    - Это как раз очень просто, - горячился Генка. – Сам подумай. Что твое бытие? Миг между прошлым и будущим. Как его измерить? Но сокращать его можно до бесконечности, пока он не будет равен ничто.
    - Ловко, - поморщился Яков Львович.
    - Вот откуда появляется точка для большого взрыва. Она равносильна ничто. Но из нее появляется все. Понимаешь?
    - Как-то не совсем, - повинился профессор. - Но допустим.
    - Что, допустим? – возмущался Генка. – Экий ты болван, Яша. Вот ответь, что для тебя вчерашний день? Где он? Он – ничто. А завтра? Что оно? Ничто. А что есть то, что было секунду назад? Покажи мне его. Его нет! Вот и у Эйнштейна время - разменная монета реальности. Оно - сама реальность. Есть время – есть реальность. Нет времени - реальности нет. Тогда что такое пространство – это поле деятельности времени. Но в чем суть времени? А суть его в отрицании. «Отрицание отрицания»! Помнишь закон диалектики? Почему материальные объекты искривляют пространство? Потому что они существуют во времени. То есть, существуют и не существуют одновременно. Отсюда борьба противоположностей. Нечто противоположно ничто. Но они, по сути, едины. Пустота Космоса и ничто – как будто, одно и то же. Но на самом деле они противоположности. Думаешь, парадокс? Но возьмем расстояние между двумя шарами в абсолютном вакууме. И сравним его с отсутствием всякого расстояния. Что получается? А получается твой эффект дальнодействия. Получается, что пустое пространство материя. И значит, его можно искривлять, как и любое материальное тело. А раз пустота – есть материальное тело, значит она - среда. Вот почему скорость распространения света ограничена. Да, Яша, ты помог открыть мне истину. Я теперь твой вечный должник. Апостол твой, если угодно.
- Да ладно тебе, - отвечал польщенный Яков Львович, тая внутреннюю ухмылку.
- Нет, нет, - не скромничай. – А знаешь, я, пожалуй, напишу об этом работу. И тебя, разумеется, упомяну в ней. Ведь тут важно доказать, что философия, как всегда было в истории, определила путь физики. Чтобы появился Эйнштейн, должен был появиться Гегель и Маркс.
    - Но ведь ты не философ, а историк, - осторожно заметил Яков Львович.
    - Ну и что, что не философ? – возражал Генка. – Преобразовав известный тезис, мы получаем: «Хочешь быть философом, будь им». Притом не боги горшки обжигают. Да и по совести говоря, философия меня давно увлекает. Я уже на пенсии. Вот и займусь вплотную любомудрием.
      После этого разговора Генка несколько раз приносил Якову Львовичу фрагменты черновиков своего сочинения под заглавием «Диалектика и Эйнштейн». Профессор их добросовестно читал, но мало что в них понимал. Ему даже казалось, что Генка теряет связь с реальностью, и полагал, что увлечение любомудрием не доведут его апостола до добра. Но теперь Якову Львовичу требовался философский взгляд на события этого дня. В связи с этим Гуревичу захотелось, чтобы Генка пребывал в здравом уме.

4.
    На приглашение по телефону Генка ответил с некоторыми оговорками. Мол, если только минут на пять. Профессору даже пришлось намекнуть приятелю на то, что их встреча будет освещена хорошей водкой. В результате Генка не замедлил явиться, благо проживал он в соседнем доме.
    Будучи человеком тактичным, Яков Львович посчитал необходимым потерпеть с собственными проблемами. И хотя его всего трясло от нетерпения изложить гостю фабулу своего приключения, он все же начал издалека.
   - Ну, какие успехи? - спросил Яков Львович, наполняя рюмки водкой из графина.
    - Успехи? – потупился Генка. – Ты о чем?
    - Ну, твой трактат. Как там: «Диалектика и Эйнштейн».
    - А, это, - отозвался Генка без всякого энтузиазма. – Со статейкой той у меня ничего не вышло.
    - А что так? – допытывался профессор.
    - Там, видишь ли, обнаружились некоторые нестыковки, - неохотно пояснил гость.
    - Какие могут быть нестыковки в твоей концепции. Я ж читал. Там все правильно и вполне научно, – соврал профессор, и подтвердил комплемент ударом своей рюмки о Генкину.
    - Понимаешь, - сказал Генка, закусывая выпитое. – Занимаясь философией, я вдруг пришел к выводу, что природа не может быть устроена сложно. По идеи должен быть какой-то простой механизм, который лежит в основе всего бытия.
      - Хм. Ну, а твое отрицание отрицания, чем тебе не механизм? – возразил профессор. - Что проще? Единство и борьба. Ничто и нечто. У Гегеля ведь так?
      - Да, вот тут-то я и усомнился, - пояснил философ. – Нечто ведь не может бороться с ничто, потому что ничто не существует.
    - Как же не существует? – удивился Яков Львович. – Сам же ты говорил, что прошлого и будущего нет. Есть только миг, который – ничто, и измеряется только временем. Свет и тьма, плюс и минус, чем тебе не противоположности.
      - Да какие они противоположности? – с горечью отмахнулся Генка. – Тьма – это просто отсутствие света. Значит, тьма не может с ним бороться. А минуса в природе вообще нет. Есть поляризация как присутствие заряда и его отсутствие. То же и пресловутое искривление пространства Энштейна. Представь себе планету, шар в пустом пространстве, где ничего нет. И что там может искривляться и в какую сторону? Откуда берется гравитация? А, между прочим, пустота – это вакуум. Но мы же знаем силу вакуума. Почему же он не высосет всю атмосферу Земли и не разорвет ее в пыль?
    - Значит, усомнился, - мстительно констатировал профессор, и, наполнив рюмки, выпил. – Вот и все вы так ренегаты от науки,- продолжил он, закусывая сыром. – Дело в том, милейший, что существуют математические формулы. И они не врут. А расчеты на их основе, равно как и экспериментальные данные, подтверждают теорию относительности.
    - Так ведь и тяготение Ньютона подтверждается опытом, - несколько осмелел после второй рюмки Генка. – Небось, помнишь эксперимент с шарами из школьной программы. Шары притягиваются без всякого искривления пространства. А это теория эфира объясняет лучше, чем искривления Эйнштейна. Кстати, Эйнштейн на самом деле отменял эфир только в специальной теории. Да и сам подумай, как это понять? Искривление пространства образуем массу, а потом масса образует искривление пространства? Чушь какая-то. С эфиром все куда понятнее.
    - Чушь? - с неприязнью повторил профессор. – Между прочим, еще в шестьдесят четвертом году академия наук поиск эфира прировняла к изобретением вечного двигателя и запретила заниматься этим за государственные деньги.
    - Мало ли, что у нас запрещали твои ученые, сделавшие кормушку из науки,- парировал Генка.

    - Да, не зря говорят, что ренегат – самый яростный противник Бога, которого предал, - поджал губы Яков Львович. – И вот из-за таких, как ты, мы имеем неучей и лжеученых. Сегодня мне один умник так и заявил. Мол, специальная теория относительности – лучшее доказательство существования эфира. Так я, знаешь ли, вышвырнул негодяя за дверь. Не сдержался я. Может, не стоило так горячиться, а?
    - Хм, - с каким-то непонятным самодовольством усмехнулся Генка. – А в пример он привел пули, одна из которых падает вертикально, а другая пущена из ружья.
      - Вот именно, - подтвердил профессор, но тут же спохватился. – А ты откуда знаешь?
    - Я-то? - широко улыбнулся Генка. – Так я и запустил в Интернет этот пример.
    - То есть, как запустил, - опешил профессор.
    - Ну, так и запустил, - похвалился Генка, и, осушив очередную рюмку, продолжил. – Мне ведь на пенсии особо делать нечего. Вот, я и занимаюсь блогерством. Между прочим, набираю много лайков.
    - Что? – отказывался верить профессор. – Ты? Ты запустил эту чушь?
      - Ну, почему чушь? – с аппетитом жевал Генка кружок колбасы. – Если существует эфир, то можно говорить и о всяких искривлениях. Хотя лучше обойтись и без них. Эфира все объясняет, даже устройство атома.
      - Устройство атома? – выдохнул профессор.
    - Ага, атома, - подтвердил Генка. – Ваша физика совсем задурила голову людям своими протонами, нейтронами, лептонами. Их уже открыли столько, что сам черт не разберет. А на самом деле никаких электронов возле ядра нет.
      - А что же там вращается вокруг ядра? – ухмыльнулся Гуревич.
      - А ничего, - отмахнулся Генка. – Там оболочка из эфира, как белок у яйца. Яйцо – вот, что лежит в основе всего. Так что, первым делом было яйцо, а курица потом. Все просто. Природа проста. Вот и ядро. Оно имеет свой ландшафт. Отсюда и свойства атомов.
      - Ландшафт, - оторопело внимал Генке профессор.
      - Правильно, ландшафт, как у планеты,- кивнул Генка, наливая в рюмки водку. – Знаешь, ученые доказали, что все снежинки разные. Вот и ядра разные. Об этом говорил еще Декарт. Так что, никаких ваших плюсов и минусов, в атоме нет. Электрон и протон не заряжены. Значит, нет никаких притяжений и отталкиваний. Потому и электрон не падает на ядро, а протоны не разлетаются.
    - А как же экспериментальные данные, полученные на коллайдере?
      - Ой, да все это надувательство, Яша, - склонил на бок голову Генка. – Я ж говорю, кормушка для мошенников от науки. Никто не видел этих частиц. Расколи любой кирпич, и наберешь любых кусков. А здесь только следы на промокашке. Это потому, что все открытия они делают на кончике пера и вытягивают постулатов. Но постулаты эти может выдвинуть не всякий. Тебе, например нельзя.
    - А тебе, значит, можно, - предположил Яков Львович.
    - А мне и не нужно, - сообщил Генка. – Мне и так все понятно. Вот, например, как физики объясняют тепло? Никак. Они просто не знают почему железка расширяется при нагревании. А она расширяется потому, что толстеет эфирная оболочка атома. Видишь, как все просто.
    - И ты это все придумал? – недоумевал профессор.
      - Почему только я? – пожал плечами Генка и выпил. – Нас таких много.
      - Каких таких? – прищурился профессор.
      – Искателей истины. Тех, кто не верит в бред, которым нас потчует официальная наука. Например, мне многое открыл естествоиспытатель Ловчиков. Он доказал, что эфирного ветра не обнаружили, потому что вся галактика крутится этим эфиром. Вот, почему галактики в форме спирали. И тут уже никакого искривления Эйнштейна не требуется.
      - Что ты мелешь? Что ты в этом понимаешь? - наконец открыто возмутился Яков Львович. – Ты же не физик!
    - Ой, можно подумать, что ты физик, - нагло ухмыльнулся Генка. – Ты, Яша, преподаешь то, что написано в учебнике. Но ты хоть что-нибудь проверил из этого на опыте? Вот, Ловчиков, например, публично разоблачил многое такое, что преподают тебе подобные догматики. Кстати, давай, помянем человека.
    - Помянем? – пытался сообразить смысл сказанного профессор Гуревич.- Он что, умер?
    - Да. И при загадочных обстоятельствах, - подтвердил Генка, морщась от водки.
    - Ты хочешь сказать, его убили? – допытывался профессор.
    - Не исключено, - сокрушенно покивал Генка. - Мы вашей академической науке, как бельмо в глазу.
    - Не знаю, как с Ловчиковым. - вдруг сказал профессор. – А тебя, пожалуй, следует убить. Потому что из-за таких, как ты, гибнет подлинная наука.
      - Ой, ой, - скривился Генка. - А может, из-за таких, как ты? Кому нужны ваши сказки? Теория большого взрыва! Из ничтожной точки вдруг возникают миллиарды галактик. Только дурак верит в такую чушь. А искривление пустого пространства… Это вообще бред.
    - Теория Эйнштейна подтверждена множеством экспериментов. На ней строятся расчеты, - словно камни на голову упрямого оппонента ронял слова профессор. – Современная наука хотя бы дает практические результаты. А что твой эфир. Влажные фантазии.
    - Расчеты – это хорошо, - согласился Генка. – А как же истина? Я люблю истину.
    - А истина в том, - прищурился Яков Львович, - что вас таких умников целые уймы. Вы - дети мракобесной тьмы! Вы заполонили Интернет и, как термиты, подтачиваете храм истинных знаний. Вы те лжепророки, которые плодят орды недоучек и нигилистов…
      Голова профессора шла кругом, и потому он ясно видел, как пространство-время искривляет пустоту вокруг него. А Генка уже представлялся ему каким-то выползнем, явившимся из черной дыры в форме экрана компьютера, чтобы поглотить истину. И он, профессор Гуревич, который подчинил всю свою жизнь вере в науку, является жертвой это прожорливого червя, уплетающего его колбасу. Да что какая-то колбаса?! Этот исполненный гордыни еретик поднял руку на самого Эйнштейна. Нет, простить это было невозможно.
      С тем слух Якову Львовичу будто уловил звуки заунывной музыки, которую перекрывал натужный оперный баритон:
      «Мне день и ночь покоя не дают
      Мой черный человек. За мною всюду...
      Ла ла ла ла...
      А правда ли, Сальери,
      Что Бомарше кого-то отравил?...
      Но он же гений,
      Как ты да я. А гений и злодейство —
      Две вещи несовместные. Не правда ль?»
      «Но что есть злодейство? - тотчас спросил себя Яков Львович. - Истинный злодей, вот он передо мной. Один из этих черных субъектов, кто ничтожит разум и ведет человечество в бездну хаоса. И студент Стас одна из овец этого пастыря, которую этот язычник гонит на заклание. Нет, я не Сальери. Я Моцарт. Только на этот раз Сальери не удастся расправиться с гением. Все будет наоборот. Моцарт избавит мир от Сальери. Притом без всякого злодейства. Ведь гений и злодейство несовместимы».
    Решив это, Яков Львович, пошатываясь, направился в кладовку, где нашел таблетки с мышьяком. Они были припасены для борьбы с крысами на даче.
    Вернувшись на кухню, профессор смерил оценивающим взглядом Генку, и, убедившись, что тот все такой же тщедушный мозгляк, каким был прежде, развел таблетку в кружке с водой и поставил ее на стол.
    - Вот, ты историк и философ в одном стакане, - навис он над Генкой. – Значит тебе известно, что стало с Сократом?
      - Чего, чего? - пьяно качнулся Генка.
      - Сократа обвиняли в развращении умов молодежи, и отвращении юных душ от богов.
      - Ну, и что? – выпучил глаза Генка.
      - А то, что Сократ в качестве доказательства преданности своим идеям выпил чашу с цикутой. Цикуты у меня, к сожалению, нет. Но зато есть отличный мышьяк. Проверено на крысах. Так что вот тебе, пей.
    - Да ты вообще рехнулся?! – стал подниматься из-за стола Генка
    - Нет, погоди, - толкнул его на место Яков Львович. – Ты должен пожертвовать жизнью ради науки. Иначе твои истины ничего не стоят. Я отдал науке всего себя. Вот, и ты отдай. Пей, тебе говорят! Ну!
      - Да иди ты, психопат чертов! - выкрикнул Генка и, отпихнув профессора так, что тот отшатнулся к буфету, рванулся в прихожую, схватил с вешалки свою куртку и опрометью вылетел за дверь.
    Оставшись в одиночестве, Яков Львович долго смотрел на кружку, затем, решившись, поднес ее к губам, но тут его помутненный взгляд упал на портрет Эйнштена. Это был тот знаменитый портрет гения, где он показывает язык.
      «Ну, нет, - подумал Яков Львович. – Хрен им с маслом. Мы так просто не сдадимся. Мы еще искривим пространство-время».
      И подмигнув Эйнштейну, профессор Гуревич выплеснул содержимое кружки в раковину. По пути в спальню Якову Львовичу все казалось, будто его пытаются догнать волны музыки в сопровождении баритона, вымучивающего нетленное:
      «Вот, говорят, нет правды на земле.
      Но правды нет и выше. Для меня.
      Мне это ясно, как простая гамма…»

Недавно в нашей конторе было несколько заказов наружной рекламы для кафе восточной кухни (хозяева из Средней Азии).
Я предложил дополнительно как-то украсить и оформить кафе внутри. Сделал эскизы - джинны и прочие персонажи 1001 ночи. Узнав цену, заказчики отказались. Но сказали, что им нужна табличка "пить / курить запрещено". Ага... думаю, я вас хоть чуть-чуть раскручу)
Применив навыки, полученные на ХД, сочинил табличку в духе Омара Хайама.
Потом по инерции сочинил еще одну. И, чтобы уж совсем не наглеть, взял оригинальное рубаи (в переводе разумеется).
Сегодня заказчик забрал таблички. Радовался шибка) Мала-мала хвалил)

(ироничная повесть "Кольцо": Жми сюда )

      В середине 1960-х, на заре триумфальной эпохи развитого Брежневизма, в самых серьёзных верхах СССР рассматривался вопрос о переносе столицы РСФСР в Воронеж со всем административно-властным ресурсом государство-образующей республики.

Замечу, в Великую эпоху грандиозных свершений гениального царя Петра Воронеж на несколько лет уже превращался в полноценную столицу нашей Родины. Во время строительства Азовской военной флотилии вместе с Петром Алексеевичем и его верным другом Александром Меншиковым в Воронеж на пмж переехало большинство министров и послов. В окрестностях верфи, на Заячьем острове, ударными темпами отстроили Адмиралтейство; на правом берегу реки Воронеж раскинулась новая слобода - Немецкая. Духовником царя-созидателя стал епископ воронежский Митрофаний.

Темпоритм городской возрос в разы. Чтобы искусные строители с верфей не разбегались, а иностранные спецы не заскучали, со всей России по высочайшему повелению самодерждца массово свозились самые красивые девки. В Успенской церкви не только начали освящать первые русские военные корабли, но и венчать новобрачных, крестить новорожденных подданных государства российского. Немецкая слобода славилась не только высококлассными специалистами в области кораблестроения, но и международными романами. Город неожиданно ожил и стремился новому статусу соответствовать.

В эту незабвенную эпоху Великих перемен на улицах патриархального Воронежа появились первые стиляги. Ультрамодное направление возглавил сам безбородый, долговязый, молодой царь-западник. Замелькали неугомонные щёголи в длинноволосых напомаженных париках, куцых кафтанах, коротких штанишках, в заморских чулках до колена и заграничных башмаках с металлическими пряжками. Это вернулись на Родину, откомандированные на голландские верфи боярские отпрыски. Не все сумели выдержать строгий экзамен перед самим бомбардиром Питером. Теперь этим гладковыбритым юношам, вооружённым кораблестроительными науками, вместе с иностранными спецами, завербованными в Воронеж, предстояло создать современную отечественную военно-морскую флотилию. Редкие перерывы в напряжённой работе заменились перекурами. Для этой новомодной забавы каждый будущий флотоводец при себе имел специальную капитанскую трубку и кисет с американским зельем. Они мечтали, собравшись у костра, о дальних походах, неведомых странах и пускали по-особому табачный дым – ароматными сизыми кольцами. С их подачи и с величайшего одобрения неугомонного государя в обиход прочно вошли новые, не понятные русским ушам слова: полундра, камбуз, грот-мачта и прочая заумная неметчина.

В советский период как-то так сложилось, что у всех союзных республик свои столицы были, а Москва всей Советской империей и РСФСР управляла по совместительству. Вот и вспомнили в Московском Кремле про Воронеж. Но что-то пошло не так. Скорее всего, столичные чиновники и партфункционеры не рискнули переносить неизбежные временные тяготы вельможного переезда с неминуемой необходимостью благоустройства ещё одной столицы. Это нереализованное событие можно считать точкой, так называемого, застоя, а последствия его аукнулись чудовищными московскими пробками и спорным расширением современной столицы РФ на юг в виде Новой Москвы. Вот вам и "если бы да кабы". Москва идёт к нам. А что же стало с Воронежем эпохи развитого социализма? Он был кулуарно и стремительно переведён на третью категорию снабжения предметами ширпотреба и продовольствия. Советские россияне - не баре, и так сойдёт - вот и вся элитарная логика до копейки. И никакой конспирологии.

Например, я прекрасно помню, как с институтским другом возвращался в Москву из Загорска (ныне это вновь Сергиев Посад). Весь день мы (комсомольцы, а не богомольцы) провели в Загорском монастыре. Любовались колокольней с курантами, разглядывали родовой склеп Годуновых, заглядывали в трапезную, подходили к раке с мощами святого Сергия, поражались богатой уникальной коллекцией монастырского музея с золотыми и серебряными окладами, плащаницами драгоценного шитья. Но меня больше всего поразила выставка государственных боевых наград монахов и священников, которые сражались за Родину. Среди орденов Суворова, Нахимова, Александра Невского, скажу честно, я ни одного Ордена Ленина не обнаружил.

А буквально через пару лет (летом 1984) я рассказал о своих монастырских впечатлениях на военных сборах своему непосредственному подчинённому, рядовыму-расстриге Александру. Внимательно выслушав меня бывший иерей в ответ поделился своими знаниями в области неофициозной истории. А я спустя десятилетия расскажу вам.

Речь пойдёт о нашем православном танковом корпусе, который был сформирован накануне Битвы на Курской дуге. Грозные бронемашины были приобретены на деньги Московской патриархии и пожертвования прихожан. Экипажи состояли из монахов-воинов, благославлённых на ратный подвиг Святейшим синодом. Эти братья во Христе так и воевали в рясах и танкошлемах. Перед атакой советских солдат предупредили, что в бой пойдут православные танкисты, и чтобы никто не смел путать православные кресты на бортах с фашистской символикой. Наши монахи показали свою волю к победе, сражались самоотверженно до самого штурма Берлина. Если погибал воцерковлённый экипаж, его заменяли новые монашествующие добровольцы. Если сгорал танк, церковь дарила новый, более современный. Монахи-танкисты, доехавшие с боями до самого логова Зверя, хотели водрузить православный крест над поверженным Рейхстагом. Но штабисты фронта на такой шаг не решились. Не дай Бог, чтобы аналогичная история повторилась. Слава православному воинству российскому!

Так вот под монастырскими впечатлениями нам с Алексеем как-то о еде и не думалось. А какие чУдные цветные слайды мы потом просматривали с однокурсниками, вернувшись после зимних каникул в Воронеж! Представьте только голубые луковицы монастырских храмов в искристом снегу, очень похожие солнечным днём на гигантские ёлочные игрушки. И на платформе, в ожидании подмосковной электрички, мы всё же проголодались на морозце. Зашли в пристанционный барак-буфет и ... купили из всего многообразия загорского ассортимента ... пряники "Воронежские"! У нас в бакалее таких и не продавали. Очень нам понравились те "Воронежские пряники": вкусные, свежие. Не то, что дома - дуб-дерево. До сих пор такие хочу. Да, и где их теперь найти: без усилителей вкуса и подсластителей, из муки высшего сорта, что бы ГОСТу во всём соответствовали?

А что стало с братьями-близнецами тех наисвежайших незабываемых пряников? Ничего страшного. Мы восхищались неземной красотой окрестностей резиденции Патриарха, зафиксированной на фотоплёнке и, как нам казалось, гораздо приукрашенной на экране. А недоеденные пряники "Воронежские" уже успели перейти в первичную стадию окаменелости и благополучно вернулись на малую родину, в столицу Центрального Черноземья, на догрызание.
Авторский анекдот-притча.

Сидит мужик пожилой на кухне, пьёт.
Вдруг звонок в дверь. Он пошёл открывать, а там - Смерть. С косой, в плаще, все дела. Мужик охнул испуганно, а она его подвинула деловито и в квартиру прошла.
- Здорово, Иван! Пойдём поговорим?
Мужик мямлит:
- Н-на к-кухню п-п-проходите...
Пришли на кухню, у него там водочка-селедочка на столе.
Смерть:
- О! Давай-ка выпьем на посошок.
Мужик:
- Конечно, давайте! Помирать, так пьяненьким!
И давай трясущимися ручищами разливать по стаканам граненым.
- Вот, на здоро... Ну в смысле, пейте с удовольствием!
Она усмехнулась:
- Да не "выкай"))) Я со всеми на " ты".
Выдохнули, хряпнули, Смерть захмелела слегка и говорит:
- Ну, коль ты такой гостеприимный, дам тебе шанс.
Погрустневший было мужик встрепенулся:
- Какой?!
- Сумеешь меня рассмешить, так и быть, ещё лет десять тебе отсрочки дам. Есть у тебя три попытки.
А русский мужик что? У него если малейший шанс имеется, он наизнанку вывернется а использует. Ну и Иван не промах. Думает: "Над чем всю жисть люди смеялись, то и эту насмешит".
- Ладно, - говорит, - вот, смотри.
Оттопырил резинку у трусов и показывает. Дама с косой заглянула:
- Тюю.. Да ну и чо, я и поменьше видала, а ты вот с этим пару сыновей настрогал. Не смешно.
Мужик думает: " Во как! А все бабы ржали, да и моя ушла.. "
- А вот глянь, какая пенсия у меня!
Костлявая бровь седую подняла, и говорит:
- Дык про это вообще удивляюсь, как ты столько лет прожил. Это ж богатырем надо быть, чтоб выдюжить..
"Мдаа, - подумал Иван, - вот те и здрассте.. Все издевались, да изголялись, а эта - все понимает, да ещё и хвалит.. "
Почесал лысину... Посмотрел на бабку... Возьми, да и ляпни:
- А выходи тада за меня замуж!!
Смерть селедкой чуть не поперхнулась, да как заржет:
- Ну ты, Вань, ваще, ахахаха!... Ой.. Ах ты ж)
Налила водочки ещё себе и мужику:
- Ну ладно) молодец) давно так никто не веселил) Обещалась - так держи ещё десять лет!
Махом осушила стакан, встала, взяла косу, да и пошла к двери.. На пороге обернулась:
- Пока, Ваня! Через десять лет колечки готовь. Домой пойдём)))
20.09. 2022 г.

    Сегодня какая-то фея притащилась на завтрак на цирлах, нарядная, не пойми по какому поводу, не удержалась и расстелилась прямо в центре зала. Народ в сланцах и тапочках с тарелками молча проходил мимо этого рухнувшего великолепия. На каблуках тоже нужно уметь ходить, видимо эффектное появление в столовке было продумано и отрепетировано не до конца.
    Потом пришли мастеровые « Можно мы вам поставим новый телевизор?» Я и старый ни разу не включала, а у меня в номере их два, расточительная, непозволительная роскошь, не нашедшая своего зрителя. А новый, говорят, может, включите и заносят огромную панель - оптимисты!

    Через час пришёл сантехник. Нет, не из германского фильма. Я пряталась от него в спальне, он туда даже не заглянул, починил мне душевую кабинку, которая плохо стекала, и ушёл. Хорошеет мой номер перед отъездом, новый жилец заселится уже в хороший.

21.09.2022 г.

    За соседний столик посадили четырёх леди в жемчугах. Одна из них пол завтрака как заведённая шарманка долбала всем по мозгам почему кофе-машина не подаёт горячий шоколад. Потом нашла в отдельном кувшинчике какаву и успокоилась. С какавой они слизали ещё и все слоёные язычки из общей тарелки: набили большой пластиковый пакет, притоптали сверху и унесли в будуар. Ледям закон не писан.

    А меня преследует какое-то беспокойство: поезд стоит только три минуты, надо добежать до своего вагона, успеть погрузить себя и свой многотонный чемодан. Номера проверяют, не прихватила ли я допотопный чайник и не уехала ли завернувшись в одеяло и казённую простынь. Видимо, были прецеденты.

    Упаковываю шмот. Нарядная одежда не пригодилась: пол дня бегала из ванны в душ в одной футболке, потом джинсы с какой-нибудь незатейливой кофтёнкой. А я думала, что не пропущу ни одного светского мероприятия, а по вечерам ещё буду сидеть в местном кафе за шашлыком. Видимо, в следующей жизни, если не реинкарнирую в какого-нибудь жучка - очень уж меня привлекают цветы. Слёз при прощании не было, хотя, я думаю, что я сюда ещё обязательно вернусь, если доживу, отмечать свой 90-летний юбилей.

В поезд я влезла.

Озеро Карачи. 4-21 сентября 2022 г.
19.09.2022 г.

    Утром встала, в столовку было идти лень, даже за кофе, умылась и побежала по коридорам - день сурка! В коридоре встретила дедушку в тюбетейке, он тихо сидел на диванчике и олицетворял международный статус здравницы - в кои-то веки реклама меня не обманула. Сначала думала, что все пациенты собрались из окрестных деревень.

    Под завязку мне назначили три сеанса массажной кровати, термовибромассаж. Станок трясётся, греет, а от макушки до хвоста по всей спине ходят то ли валики, то ли ролики - процедура из разряда приятных. Видимо, это медицинский десерт: сначала напряжёшься, потом расслабишься и уедешь домой на позитивной ноте.

    Пока ждала процедуру наткнулась на любопытную статейку, которая поясняла любознательным читателям, почему в бассейне щиплет глаза. Оказывается не из-за хлорки, а из-за соединений хлора с мочевой кислотой из биологических жидкостей, попросту говоря ссаньём. Сначала я купилась на то, что буду плавать в минеральной воде, однако, судя потому как щипало глаза, процентное соотношение минеральной воды и биологических жидкостей явно не в пользу Карачинской. Бассейн нужно рыть свой: сам напрудил, сам плаваешь - не обидно! На аквааэробику я не пошла…

    Физкультуру я тоже простила и себе и инструктору, поэтому остались силы на вечернюю прогулку. Только сейчас заметила с каким громким стуком падают осенние листья. В тихую погоду все чувства обостряются, кажется, что слышишь даже то, чего нет, а то, что есть воспринимается как невыносимый оглушительный шум. К моему отъезду распогодилось, тепло, солнце не жжёт, не печёт, а приветливо по-осеннему согревает видавшие виды кости. Некоторые растения, введенные в заблуждение, зацвели по второму кругу и тут же попали в мой объектив. В парке большой розарий. Вечером дискотека 80-х, 90-х - время моего детства. В 90-е я бы поплясала, а сейчас уже 2030 на носу, не думала, что доживу до апокалипсиса.

Ну зачем они это делают!

(Шапокляк)
20 Про кошек 2022-10-02 0 532

Я не люблю, когда они так делают. Вот и сегодня. Лежу себе на диванчике, подремываю. Разомлел в тепле, потянулся сладко, на спинку перевернулся - пусть и пузико погреется на весеннем солнышке. Хорошо, уютно, замурчательно просто. Хозяйка на кухне у плиты колготится, значит и мне чего-нибудь вкусненького перепадёт. Предвкушая скорый обед, расслабленный и умиротворённый, погружаюсь в сон.
    Просыпаюсь от резкого взлёта. Ошалев от неожиданности, вздрагиваю, инстинктивно прижимая уши к голове. Испуганный и растерянный, вижу перед собой жизнерадостную конопатую рожицу хозяйского сынка. Тот с энтузиазмом дует мне в морду. Зажмуриваюсь от отвращения и возмущённо разеваю пасть в беззвучном мяве. Что за дурацкая привычка! Обычно я успеваю удрать, когда этот недоросль приходит из школы. А сегодня разнежился на солнышке, бдительность потерял и прозевал приход своего недруга. А он ещё с приятелями явился. Смотрят на меня, хохочут, довольные: не отпускают, передают друг другу, повторяя его выходку. Весело им, негодникам. Обалдуи великлвозрастные.
    На шум в комнату вошла Хозяйка, отобрала меня, приласкала. Тут и Хозяин с работы возвратился, "Что за шум?" - спрашивает. Она ему на детей попеняла, мол, обижают котейку. Тот строго оглядел всех, потом взял меня за шкирку, вдумчиво так в глаза посмотрел... и дунул в морду.
    Ну зачем они это делают?!
09.09.2022 г.
Постепенно я обживаюсь и становлюсь частью системы. В лечебнице всё хорошо организовано, всё расписано по времени, если не опаздывать, то нигде не ждёшь, не толкаешься, сразу приглашают на процедуры. Люди сами создают сутолоку и суматоху, пытаясь пролезть без очереди. У новеньких процедуры вечером, потом, за выслугу дней, тебя поднимают в графике и ты почти всё проходишь с утра, к чему все и стремятся. Вечером по плану отдыхать, гулять, предаваться развлечениям и разврату, портить поправленное за день здоровье. На улицу можно не выходить, всё соединено длинными коридорами, это значительно облегчает хроникам жизнь в холодную и дождливую погоду. Между процедурами и столовкой урывками получается рисовать и читать книги. Картинки подвигаются вяло, так как весь день расписан, а жаль: за окном озеро, которое несколько раз в день меняет цвет, отражая переменчивое небо.

Посмотришь на Карачи из окна - душа радуется, подойдёшь ближе, вонь вышибает мозг. Добрели до берега. Там красуется большой щит: вынос рапы и грязи запрещён! Про само озеро не сказано ничего, намазывайся хоть с ног до головы, особенно зимой. В воде красные пятна, колонии местных целебных рачков Артемия, они и производят леч****ю грязь и тухляк из своих фекалий и останков. Купаться там я бы не смогла и рапу с грязью не вынесла. В таком аромате можно только лечиться и то, если уж очень сильно прихватит.

До столовки 465 шагов, когда бы я ни пришла, я стою в самом хвосте, занимают, видимо, с завтрака на обед, с обеда на ужин, а до завтрака не спят ночью. Говорят, у стариков болят ноги, а ничего, в столовку стоят, как солдаты, с места не сдвинешь, чтобы прорваться в первых рядах. Периодически слышны гневные вопли тех, кому не досталось еды. Опоздал - пей чай. Я пью заварку и то мне кажется, что жидко, не ароматно и не вкусно. Если они хотят принимать отдыхающих побольше, а еды готовить поменьше, нужно выдавать порционно, а не изображать шведский стол с пустыми кастрюльками. Курицы всё время отпихивают друг друга от кормушки - надо учиться у них. Ещё почему-то всё время не хватает вилок, видимо, по местным меркам - это неплохой сувенир. Гости ушли и вилочки с ними, а осадочек остался. За три недели я, наверное, растеряю остатки хорошего воспитания, а пока на все скандалы и мелкие стычки выставляю игнор. Я понимаю и осознаю, что нахожусь в маразматории, не драться же мне с бабками, хотя по возрасту имею право. Пару раз, правда, я сорвалась. Когда божий одуванчик облил меня горячим супом и когда меня стали хватать руками и отодвигать от термоса с чаем. Я вообще не выношу когда ко мне прикасаются посторонние, даже с добрыми намерениями. Я, конечно, делаю скидку на сенильную деменцию и постковидную агрессию, однако я не доктор, не персонал, я такой же пациент как и они, и тоже могу страдать от подобных проблем, поэтому нянькаться с ними я не собираюсь. У меня личная зона три метра в диаметре, а в ковидную эпоху - все шесть с половиной. В остальном, народ в большинстве, вполне адекватный, спокойный и доброжелательный, сказываются йодобромные ванны. Набеги на столовку не в счёт - ты не ты, когда ты голоден!
07.09. 2022 г.

Лечение. Леч****ю грязь мне никогда не назначают, потому как я не свинья. В остальном пользуют щедро.
    Рапа, он же густой соляной раствор, склизкий на ощупь. Кладут в большую ванну, с просоленной насквозь водой, которая всё время норовит вытолкнуть тебя наверх - эврика! Нужно крепко держаться за поручни и следить за песочными часами, которые бесшумно отсыпают время целебного воздействия. Это медитация: тепло, тихо, тонкой струйкой бежит песок, отсчитывая положенные 10-15 минут. В голову лезут разные около-философские клише о быстротечности времени и оконечности человеческого бытия: оттикали твои часики, сеанс окончен, пора на покой, то есть, я хотела сказать, вылезать из ванны. Мелкие ссадины и ранки на теле невыносимо жжёт и разъедает солью - хорошее напоминание, что ты ещё жив.

    Йодобромная ванна. Была призвана подлатать мои потрёпанные жизнью нервишки. Тёплая вода концептуально-коричневого цвета с ярко выраженным запахом йода. Как пахнет бром я не знаю, не исключено, что не пахнет никак. 10 минут чистого лежания - потом одевайся и иди! Из душа течёт только холодная вода, поэтому я, вместо того, чтобы смыть отпущенное лекарство, носила на себе йодобром до вечера.

    Циркулярный душ. Встаёшь на приступку в какой-то вольер или клетку, медсестра нажимает на кнопки и на тебя начинают сыпаться тонкие, пронзительные струйки тёплой, слава богу, воды. Это какая-то древнекитайская пытка щекоткой. Китайцы пытали до смерти, здесь не более десяти минут, остаёшься живым, хотя и немного потрёпанным. Пока стояла, боялась, что они усугубят лечение ледяной водой, для контраста, однако пронесло!

    ЛФК. Ножки вместе, ручки врозь или наоборот. Это, конечно, не спорт и даже не йога, но на отдыхе человеку, измученному карачинской и ваннами напрягаться лень. В конце занятия мы делаем «ласточку». Надо видеть эту стаю больных, жирных, старых, облезлых птиц! Хуже смотрится только наша «кошечка» - очень сексуально, прямо по кладбищенски! Лишь одна тётенька из всех бодро подпрыгивала, изображала вчерашнюю дискотеку, спрошу у доктора, что ей назначили- я тоже так хочу! У меня до танцев не доходит, до кровати бы дотянуть.

    Электрофорез. Тут не щекотят, тут всё по-серьёзному, бьют током, правда не до смерти. Вспоминаешь детство, босые голени и заросли крапивы. Всё боялась, что про меня забудут, но медсестра приходила через 15 минут и выключала эту адскую машину.

    Гидромассаж в минеральной воде. Минеральную воду здесь пьют, в ней купаются, ей же и моются. Не удивлюсь, что и дождь, который зарядил в первую неделю, тоже минеральный.    В ванне нужно вертеться, как блин на сковороде, пока на тебя направляют какой-то брандспойт с водой под большим давлением. Всё я делала не так, медсестра ворчала, мне собачиться было лень, я её не расценила как достойного противника, поэтому лежала молча.

    В семь утра я честно покатилась на источник пить воду. Думала, утром никто не ходит, кроме меня, в кои-то веки рано вставшей идиотки, а нет, там целая муравьиная тропа, точнее тропа здоровья. Это ж надо придумать, каждый день три километра полкать за водой - для тропы здоровья тоже нужно здоровье.

    Эти невинные процедуры сбивают с ног, весь день плаваю из кабинета в кабинет, как варёная рыба, в девять вечера падаю в кровать, ноги гудят, а утром просыпаюсь уже усталая. Как дожить до конца сезона?!
И у слепого имеется своя точка зрения.

Не боюсь быть в жизни круглым дураком.
Ведь у них снаружи, что у всех внутри.
Их не опасаюсь глупых кулаков-
Не дадут в обиду, ведь вокруг свои.

Уходя, уходи!
И не путай, храбрец, берега.
Уходя, уходи!
С головою поднЯтой* врага.

*На какой слог правильно ставить ударение в слове поднятой. В слове «поднятой» ударение следует ставить на слог с буквой Я — подня́той. Надеемся, что теперь у вас не будет вопросов, как пишется слово поднятой, куда ставить ударение, какое ударение, или где должно стоять ударение в слове поднятой, чтобы верно его произносить.

Чем лучше узнаю людей,
Тем больше понимаю Ноя,
Что опасаясь (геморроя) домостроя*
С собою брал одних зверей.

*В XVI в. книга с одноименным названием, описывающая русский домашний быт и правила поведения домочадцев в быту; в наши дни (в негативном значении): патриархальный, косный семейный уклад при безоговорочном подчинении главе семьи.

Не откладывайте на завтра то, что можно сделать сегодня (избежать мобилизации). Завтра это могут запретить.

Стану я умнее всех.
Это жизнь мою изменит.
Буду primo я, перфект.
Только кто это оценит?
06.09.2022 г.

    Глядя на окружающих, я тоже как-то мгновенно постарела, одряхлела и осунулась. И, хотя я по возрасту уже бабка, я, как все старые люди, больше люблю смотреть на молодых: они ещё не потеряли интерес к жизни, а жизнь не потеряла интерес к ним, потом все вырождаются в вампиров, тянущих из окружающих жизненные соки. Увы, сильные, красивые, здоровые и успешные молодые люди в такие унылые места не ездят - геронтопланктон фильтрует минеральную воду. Окружение, как ничто, влияет на мироощущение и самочувствие. Помню, когда обучалась танцам, всегда смотрела на инструктора и мне казалось, что это я так красиво танцую. Смотришь на молодых и тебе кажется, что ты и сам молодой, смотришь на старые откляченные задницы с семеняще-шаркающими ножками - ну, вы меня поняли! С другой стороны старичьё так не шумит и не беснуется, как сбившийся в стаю молодняк. А у меня визит к доктору.

    Доктор принимает в просторном, светлом, незатейливо обставленном кабинете. На стене иконки, на подоконнике баночка с пиявками и небольшая коробка со злыми, беспокойными пчёлами - фуфломицином здесь не лечат! Жалобы я выписала на отдельный листочек, так как у меня нет дурной привычки жаловаться на здоровье и я никогда не помню, что у меня болит. Что-то болит! Доктор расписывает процедуры, сейчас всё компьютеризовано, никаких талонов, жетонов и очередей, выдают распечатку на все дни, где всё расписано по минутам. Преодолеть отвращение к пиявкам у меня не получится, а апитерапию у меня была возможность принимать много и бесплатно у деда на пасеке, хотя я никогда этого не ценила и не хотела. Здесь за это неудовольствие нужно ещё и платить. А вот лечебная физкультура - дайте две, в зале и в бассейне, меня ещё можно вылечить правильными движениями. Красота и здоровье - это тоже работа, поэтому весь день занят, не пойми чем. Много дополнительных процедур предлагается за дополнительную плату, я решила, что мне хватит и того, что включено в путёвку - залечат до смерти!

    Из окна вид на озеро Карачи, оттуда же и припахивает целебной грязью - комбо из запаха пропастины и туалета. Летом, говорят, там купаются, сейчас дождливая осень, для купания ванны, бассейн с минеральной водой и СПА.

    Возле спальных корпусов и лечебного центра большой парк с запоздалыми цветами и начинающими приобретать желтый, оранжевый и красный окрас деревьями.
    В коридорах растеньица в горшках снабжены табличками с шедевром какого-то локального пиита:
«Ты должен над цветами наклониться,
Не для того, чтоб рвать или срезать,
А чтоб увидеть добрые их лица,
И доброе лицо им показать»
Есть стимул и мотивация ходить с добрым лицом, так как горшков много, но никто не ходит, на всех печать какой-то хронической угрюмости: времена, видимо, не располагают и здоровье, как кость поперёк горла. Цветы, впрочем, тоже никто не рвёт.

    Три раза в день нужно ходить к источнику за 40 минут до еды и принимать Карачинскую прямо из-под земли, тёплую, не газированную - редкостная гадость. А я раньше думала, что это одна из моих любимых «минералок», на что и купилась, весьма опрометчиво. Туда-обратно километр, за день уже три - это хорошо и правильно, еду нужно заработать или хотя бы частично потратить.
    У меня стопка книг, пол чемодана красок, спортивный костюм, а в номере аж два говноящика - к отдыху готов! Вылезешь из привычной колеи, потом так и едешь поперек дороги.

Однако...

(Malyutka)
12 2022-08-14 1 340
Не стану скрывать, что я очень даже приличный человек. Более того, мой портрет, между прочим, мог висеть на городской доске почёта, если бы у нас по достоинству оценивали добропорядочных граждан. Но разве сейчас имеется справедливость?
Да вот, к примеру, не далее как вчера: иду себе по улице спокойненько, сдерживая себя, дабы не делать замечание безответственным людям, коих в последнее время развелось ужасное количество: кто бумажку мимо урны бросит, кто не по делу матом ругнётся, а кто и вовсе своей неприличной одеждой позорит общество. В общем, на улице народу, хоть пруд пруди, и все куда-то тоже идут. И чего спрашивается в квартирах своих не сидится? Погода ведь не ахти какая приветливая - небо тучами затянуто, того и гляди вот-вот дождик пойдёт. А дома, как-никак завсегда человеку работа найдётся, и всё лучше, чем попусту по городу шататься. Ну, да ладно.
Значит, знакомые по пути встречаются, однако со мной никто из них не здоровается. Обидно, знаете ли. Проходят молча, будто и нету меня вовсе. Что за люди? Настроение стало ни к чёрту. Вот как поутру вышел из квартиры, так было приподнятое, а тут напрочь испортилось. Оно и понятно, ежели к тебе неприветливое отношение. Здесь и до депрессии недалече.
От расстройства хотел уже домой вертаться, да гляжу, что одна старуха остановилась у дороги и не решается её перейти - видать машин боится. А транспорт снуёт туда-сюда, и дела никому нет до пожилой женщины. Неудивительно, ведь, как говорится, кругом одно бездушие и бессердечность.
Я подошёл к старухе и пояснил, мол, коль не получается перейти проезжую часть, так нужно попросить помощи у прохожего, а не стоять с котомкой, загораживая другим путь. Сказал и двинул дальше через дорогу. И тут, представляете, эта фурия беспардонно взяла да сзади пристроилась. Я нарочно ускорил шаг, в надежде отвязаться, а она, зараза, словно банный лист прилипла и не отстаёт. И надо же, понукать стала, чтоб не спешил, дескать с трудом за мной поспевает. Вот уж никак не ожидал, что с такой наглостью повстречаюсь. Слов нет, одни эмоции! Так вместе и перешли дорогу. На той стороне отсчитал старуху по полной программе за её нахальство, и тяжело вздохнув, что наконец отделался от навязчивой путницы, побрёл обратно.
Не знаю зачем вообще с ней переходил дорогу, ведь на обратном пути меня чуть легковушка не сбила, хорошо я вовремя в сторону отскочил. Машина притормозила, из неё выскочил мордоворот и давай кричать, дескать я не по переходу иду. Тут ещё и полицейский словно из-под земли вырос. Откуда взялся – непонятно, всё не вовремя. Я пытался объяснить, что мне старая ведьма голову заморочила, от того и проявил некую рассеянность, но всё равно полицейский штраф выписал.
Не помню уж как домой добрался. Вот ведь как бывает, хоть на улицу не выходи, однако…

Случай на трассе

(Скромный Гений)
24 Про песни 2022-08-12 2 527
В начале двухтысячных я ехал на своей машине в гости в деревню по трассе М5. Мне предстояло миновать пост ГАИ (это название мне привычней). На этом посту часто проводят проверки, рейды. В тот августовский солнечный день проводилась как раз какая-то серьёзная операция, потому что проверяли все машины подряд и досмотр был необычный-открывали не только капоты и багажники, но и снимали в салонах обшивку! Публика была, скажем прямо, совсем не интеллигентного вида!
    Когда я снизив скорость, как и полагалось в районе поста, начал приближаться ближе к шмону, один из ГАИшников ткнул своей полосатой палкой в мою сторону и показал чтобы я остановился на обочине. У меня в салоне гремела музыка, звучала песня в исполнении Марка Бернеса «Шаланды полные кефали». Я естественно выполнил требование и выключил музыку. Открыв окно я сразу предъявил документы со словами: «Эх! Такую песню обломали!». Молодой парень, пробежав беглым взглядом по мне и по документам, поинтересовался: «А что за песня?». Я сразу же включил музыку, а Бернес уже залихватски продолжил: «Я вам не скажу за всю Одессу…», ГАИшник расцвёл в улыбке и пригнувшись взял под козырёк, слегка пританцовывая, и вернул мне документы, со словами: «Счастливого пути!».
    Когда я проезжал мимо шмона, все дружно проводили меня серьёзным взглядом (в форме тоже), никто не улыбался кроме меня.
    Прошло много лет с тех пор. Я когда вспоминаю тот случай и сейчас улыбаюсь. Как жизнь показала работники ГИБДД не только могут портить настроение, но и поднимать!

А это ссылка на Ютуб. Именно в таком исполнении звучала та самая песня:)

Жми сюда

Tip box

(Дейтерий)
60 О языках 2022-08-07 5 819
Tip box
Первый раз попал в Турцию на пляжный курорт.
У выхода из столовой увидел заметный деревянный ящичек 200х200х200мм с прорезью сверху, как у копилки, и с надписью: "Tip box"
Из того, что помнил по-английски, понял: это ящик для советов.
В прошлые годы бывал много раз послан со своими советами, поэтому вдохновился тем, как уважительно турки относятся к чужим подсказкам: коробка привинчена к столу, опечатана, и за ней следит дежурная. Сразу было видно, что людям реально интересны идеи, которые могут предложить посетители.
За такое внимание решил оправдать надежды владельцев, благо советы раздавать и привычен, и охоч.
Отыскал бумажку и написал: "Поставьте у выхода весы, чтоб народ следил за своим весом". Опустил в прорезь. Дежурная улыбнулась. Стал ждать. Нет, на следующий день весы не появились.
Слегка разочарован, написал следующий совет: "У Вас в углу сдох кондишен". Опустил. Дежурная хлопнула выпученными глазами. Прошли сутки. Кондишен не заработал.
Каждый следующий день опускал новые советы, но ничего не происходило. Стали закрадываться подозрения, что что-то не так.
В последний день пребывания всё же сообразил заглянуть в словарь. Ах, вот где собака зарыта. Это коробка для чаевых.
Стало неудобно, даже немного стыдно. Они ж туда денег хотели. Представил себе лица открывающих коробку.
Решил исправить ситуацию, и перед самым отъездом опустил в ящик: "Добавьте на коробку русский перевод."

      В миниатюре описаны реальные события, происшедшие с моим знакомым в нулевые годы.

      Виктор Иванович торопливым шагом возвращался с работы домой. Сегодня выдали зарплату за текущий месяц, и неожиданно задолжность за предыдущий, и ему не терпелось вручить всё это богатство жене. А то в последнее время она „запилила“ его словами:
      – Ну, когда же ты уйдешь из своего обнищавшего КБ и найдешь нормально оплачиваемую работу. У Вас там остались работать одни полудурки, дураков уволили по сокращению штатов, а умные сами давно сбежали.
      Проходя мимо одноэтажного здания с табличкой „Опорный пункт ОМОН“, которое раньше служило второй проходной Радиозавода, чёрт дёрнул Виктора Ивановича перебежать дорогу именно в этом месте. Добежав до середины дороги, остановился, чтобы пропустить транспорт, и вдруг услышал сзади:
      – Эй!..
      Оглянувшись, увидел двух парней стоящих у дороги. Один из них характерным жестом руки призывал:
      – Иди сюда!
      Виктор Иванович подумал, что это кто-то из знакомых, но никого не узнал и решил, что обознались и поэтому тоже характерным жестом руки ответил:
      – Да пошли вы…
      Дождавшись, когда дорога освободиться, перебежал её вторую половину и направился к „блошиному“ рынку, где собирался купить овощи, из-за чего собственно он и перебегал дорогу. Но пройдя метров десять, услышал сзади тяжёлый топот ног и вдруг почувствовал удар тупым предметом по спине. От неожиданности Виктор Иванович вскрикнул, и чуть было не упал. Двое парней подхватили его с обеих сторон и выкрутили ему руки назад.
      – Ничего себе, – подумал Виктор Иванович, – грабят прямо белым днем.
      Прохожие – одни остановились, другие отбежали, думая, что происходит драка. Один из парней громко объявил:
      – Спокойно граждане! Происходит задержание опасного преступника!
      Тут Виктор Иванович сообразил, что эти парни не бандиты, а представители правоохранительных органов из того самого опорного пункта, мимо которого он только что проходил. Догадаться об этом было трудно, так как опознать их было ни по чём, если не считать дубинок.
      – Ребята, в чём дело? Объясните! – спросил Виктор Иванович.
      – Сейчас узнаешь, – ответил тот же парень, – пошли в опорный пункт.
      Потом, погрозив дубинкой, добавил:
      – И без эксцессов!
      Парни проводили Виктора Ивановича назад через дорогу, остановив на ней движение, в опорный пункт. В комнате, куда его завели, из мебели был только письменный стол, за которым сидел лейтенант милиции, раза в два моложе Виктора Ивановича, и раза в два шире в плечах.
      – Что натворил? – спросил лейтенант у парней.
      Все тот же парень отрапортовал:
      – На требование подойти – побежал, пытался скрыться, при задержании оказал сопротивление.
      Виктор Иванович чуть было не вспылил от такого наговора, но вовремя осёкся, заметив, как сказавший парень нервно теребит свою дубинку. У него явно „чесались“ руки, поэтому Виктор Иванович решил „не нарываться“, и как можно спокойнее ответил:
      – Товарищ лейтенант, я просто перебегал дорогу, а Ваши сотрудники ошибочно подумали, что я от них убегаю. Виноват, что дорогу перебежал в неположенном месте.
      Лейтенант сердито сказал:
      – Мы не ГИБДД, а ОМОН, разницу усекаешь. Документы есть?
      – Документов при себе нет, иду с работы домой, живу тут недалеко.
      – Где и кем работаешь?
      – На Радиозаводе, инженером-конструктором.
      – Инженером говоришь, – сыронизировал лейтенант, – а почему пьяный и выглядишь как бомж?
      Виктор Иванович хотел было сказал, что спиртным несет не от него, а от стоящих рядом парней, которые выглядят как бандиты, но сдержался и ответил:
      – Я не пьян, а одет по зарплате инженера.
      Лейтенант, немного подумав, решительно заявил:
      – Так, ладно. Сейчас приедет патрульная машина, отправим тебя в районное отделение, в „обезьянник“, для установления личности.
      – Вот это влип! – с ужасом подумал Виктор Иванович. – В отделении наверняка обыщут, и… прощай двухмесячная зарплата.
      Но в этот момент в комнату робко вошел мужчина, Виктор Иванович не раз видел его на „блошином“ рынке, торгующим мёдом.
      – Тебе чего? – властно спросил у него лейтенант.
      – Вот, принёс, – тихо ответил мужчина, вынул из кармана куртки газетный сверток, подошёл к столу и передал его лейтенанту. Тот развернул его... Там были деньги! Не стесняясь никого, лейтенант тут же начал их считать. Потом, опомнившись, на миг поднял глаза на Виктора Ивановича и сказал:
      – Иди отсюда.
      Такого поворота событий Виктор Иванович никак не ожидал, не понял к кому это относиться и спросил:
      – Это Вы мне?
      Лейтенант перестал считать, наверное, даже сбился со счёта, грозно уставился на Виктора Ивановича и рявкнул:
      – Я сказал, вали отсюда, пока цел!
      Виктор Иванович пулей выскочил из опорного пункта.
      На следующий день Виктор Иванович рассказал об этом приключении сослуживцам. Коллектив разделился на два лагеря. Одни советовали, что нужно вместе с продавцом мёда идти в районное отделение милиции и подавать жалобу. Другие были убеждены, что всё это бесполезно, даже опасно, что у них там одна шайка-лейка. Только Пал Палыч, 75-летний работающий пенсионер, не участвовал в дискуссии. Когда же спросили его мнение, то он ответил, что у какого-то классика читал: „Правду всегда можно найти в жизни, если хватит жизни“.
      Виктор Иванович не был правдоискателем и стал ходить на работу и обратно по другой улице. Но примерно через месяц он машинально (как-никак лет тридцать ходил так) пошёл по старому пути и увидел, что „блошиного“ рынка уже нет, а на бывшей второй проходной Радиозавода, вместо таблички „Опорный пункт ОМОН“, висит большая красочная вывеска „Игротека“.

      Иллюстрация с сайта: www.babedra.ru

Любовь

(Malyutka)
15 2022-07-30 0 444
Не везёт мне в любви, ну совсем не везёт, обидно, знаете ли. Хотя, с другой стороны, оно и понятно, поскольку барышни нынче пошли никудышные, и всё у них не слава Богу.
Вот, к примеру, взять мою соседку Светланку. Готовит она замечательно, не придерёшься. Одни только блинчики чего стоят, просто пальчики оближешь, а когда сварит щи, то за уши от них едоков не оттащишь - настолько хороши. И смазливая бабёнка, да не вышла росточком - очень уж маленькая, словно ребёнок, а по возрасту Светланке уже пора замуж. Ну как, спрашивается, с такой невестой под венец идти? Что люди скажут? Подумают ещё, что малолетку соблазнил, а мне это совершенно ни к чему. У меня, между прочим, репутация!
Вот Оксанка, росточком повыше меня будет, но, чтобы с ней целоваться, приходиться на цыпочки вставать. Каково?
Ещё Катерина представляет интерес, но язва ещё та… Палец ей в рот не клади – по локоть руку откусит! Да и трепаться любит, что голова от её болтовни у добрых людей кружится и тошнота нападает. Это разве дело? Мне работящая жёнушка требуется, а не болтунья, потому как в огороде бурьяна полно. Прополоть бы грядки, ведь перед соседями стыдно. Я бы и сам не прочь огородом заняться, да ревматизм замучил - не даёт, собака, должным образом трудиться. И крышу на доме надобно заново перекрыть. Дырявая крыша мне ещё от покойного родителя досталась, но всё руки не доходят починить. Пришлось телевизор в сухой угол перенести, а то ещё, чего доброго, перестанет показывать от сырости. Жалко, однако…
Иришка, что в конце посёлка живёт, вполне себе работящая, но уж больно несимпатичная. Даже когда накрасится, все равно до красавицы далеко. И зачем мне такое счастье?
Клавдия, тоже не подходит! Она намного старше меня, и мужей аж пятерых пережила, зато Катерина… И рукодельница, и красавица. Глаза у неё, словно изумруды, так и манят, так и завораживают, сияют ярким светом, в который хочется головой окунуться. Вот только Катерина частенько к Гришке бегает, а меня, зараза, не замечает. И что она в нём нашла? Ни рожи, ни кожи.
Ну, а больше в нашем посёлке никого на выданье не имеется, и в соседнем селе тоже не густо. Такие вот дела. Потому и говорить на эту тему не хочется, пустое всё…

БОЛЬШИЕ ЛАДОНИ

(ЮРИК)
20 2022-07-28 1 354
Александр Питерский +2      2022-07-28 У неё мозолистые руки???:-))

Отчего-то вспомнилась смешная история, только в этой истории были не мозолистые руки у женщины, а просто огромные женские ладони.
Таких больших женских рук, я больше никогда и не видывал.
Ну, давайте всё по порядку.
В ту теперь уже давнюю пору такси на улицах города останавливали взмахом руки. И вот он взмах, мне почему то показалось, что в руках у женщины была сапёрная лопатка, а не её ладонь.
Я послушно остановился около голосующей дамы, которая была под крепким шофе, её тянуло к разговорам и я поддержал её в этом желании.
Мы разговаривали о том и об этом, женщина оказалась маляром со стройки, а сегодня у неё родилась первая внучка и она возвращалась восвояси от сватов с коими крепко и отметили эту радость.
Сват упал, сообщила женщина.
В нашем разговоре, по какому-то случаю раза три прозвучало слово «***ня».
В такси частенько звучит матерная речь, в такси матом не ругаются, а матом разговаривают.
Неожиданный вопрос дамы, ввёл меня в небольшой ступор, но я как бы парень не пальцем деланный и поднапрягшись разумом ответил, что под этим словом имеется что-то совсем незначительное.
Вопрос женщины звучал именно так.
А ты можешь сказать что такое «***ня»? Я ответил о незначительности.
Она сразу сказала, что это неправильно.
«***ня, это вот когда я одной рукой взялась, (подразумевалось за член), потом второй, а что сверху осталось, так то и есть эта самая ***ня.
Увидев её сложенные ладони одна на другую зажатые в кулак, я просто поразился, что ещё сверху должно что-то остаться, мне показалось, что не у каждого коня имеется такой инструмент. Поразившись я засмеялся, а история про эту самую «х…. ю», так и осталась в моей памяти.

Их нравы

(Хм)
27 2022-07-11 1 422
Профессор один - Мориарти,
Заразу принес к ним на party.
Но Холмс начеку был, некстати.
Волну погасил и вирус убил
В зародыше, то есть в кровати!
Подонок, замыслив атаку,
На все человечество, в драку
Полез. Хоть покрыто тут мраком.
Кино ведь смотрел любой имбецил:
Раствор Холмс ввёл ночью, накапал.

Что Ватсон? - как доктор при деле:
За лупу - микроба проверил,
И пульс и давление измерил.
Дожали вражину в постели:
Втирался без мыла в доверье!
А градусник вставили, веришь...
Кричал тот: - Уж лучше бы в рo-oт!
На год беру самоотвод!
Зачем же вы в задний прохo-од?!
Вы, Холмс, коновал и-и-и! урод.

Враз, как только я встану
И пушку достану...
Живым тут никто не уйдёт!
С мозгами не дружен,
Проктолог бы нужен:
Несчастный контужен!
Отходчив, что странно,
Простит прегрешенья народ.
Бодливой корове бог роги,
Обидно, никак не даёт!

Послушайте меня!

(Uri Pech)
36 О литературе 2022-06-16 4 445

Не готов категорично подходить к творчеству Владимира Владимировича Маяковского. Наверное, в первую очередь потому, что это самый любимый поэт моего отца. В невеликой домашней библиотечке папы том Маяковского занимал особое место в силу своего нестандартного размера. Это была книжища в два раза громаднее других переплётов, изданная на великолепной лощённой бумаге, проиллюстрированная цветными репродукциями поэта революции. Сейчас бы такой гросбух с окнами РОСТА назвали подарочным изданием избранных произведений такого-то автора. С Маяковским мне случилось «познакомиться» раньше, чем с советским Букварём.
Человеческие заповеди пришли ко мне из уст отца словами Маяковского:

"Крошка сын
к отцу пришел,
и спросила кроха:
- Что такое
хорошо
и что такое
плохо?"

К 16-ти годам я с однокашниками во главе с нашей классной, Розой Ивановной Числовой (учительницей русского и литературы, а не математики), дошагал до наследия В.В. Маяковского. И когда Роза демократично задала на дом выучить любое стихотворение поэта-горлана-главаря, я дождался своего звёздного часа!
Сам Маяковский рассуждал: «Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно?». Конечно, это было нужно в данный момент мне. Хотелось блеснуть перед девочками и ошарашить интеллектом мальчиков, а в итоге поставить в тупик фанатично преданную литературным классикам Розу Ивановну…Хотелось всё и сразу!
Но была одна незадача. Фолианта с пламенными лесенками поэта-новатора в книжном шкафу уже давно не существовало. Однажды в преддверие дня рождения моей сестры папа испытывал очередные финансовые трудности. Обожаемый Маяковский был моментально реализован в букинистическом, а на вырученную сумму сестричка была возрадована шикарной куклой, тоже к данному моменту безвозвратно утраченной.

Папа ещё с дошкольной поры записал меня в детскую библиотеку. Это было правильно и рационально. Хорошие книги были в дефиците, чтобы оформить подписку на популярного писателя, приходилось выстаивать ночные очереди, а интеллигентным «жучкам» на книжной толкучке подразумевалось переплачивать сполна. И я вторую половину дня решил посвятить не общению с дворовыми товарищами, а променять их на целенаправленное просиживание в районной библиотеке. Забежал на перекус домой и одержимый выпендрёжем поспешил во всезнающее книгохранилище.

Пожилая библиотекарша была искренне обрадована моему весеннему визиту и бесконечно удивлена просьбе ознакомиться в пустующем читальном зале с полным собранием сочинений Владимира Маяковского. До позднего вечера под настольной лампой я был сосредоточенно погружён в «тысячи тонн словесной руды». Труд моей похвальной старательности был аккуратно зафиксирован в новенький блокнот. Избранное стихотворение называлось интригующе: «Подлиза». Я до сих пор помню его наизусть.

На следующий день желающих процитировать Маяковского и тем повысить оценочный рейтинг личного потрёпанного дневника было достаточно. Я тоже нетерпеливо тянул руку. Но Роза Ивановна демонстративно игнорировала мой юношеский энтузиазм. Она знала нас, как облупленных, профессиональным чутьём ждала от вверенных учеников очередного подвоха. Настороженность классной дамы можно было легко понять. Выговоры в её честь за наши проделки регулярно имели своё незаслуженное место на доске школьных объявлений. Вполне возможно, что следствием этой профессиональной нервотрёпки было пристрастие Розы Ивановны, женщины в самом расцвете лет, красить густое каре в радикально каштановый цвет. Я бы, находясь на её ровном месте, точно и досрочно поседел.

Рутинная 45-тиминутка близилась к финалу. Мгновенья славы таяли. Рука моя всё выше и настойчивее вибрировала. И наконец, Числова сдалась, педагогическое любопытство взяло верх над профессиональным разумом:

- Юра, что ты на этот раз приготовил? Выходи к доске.
Я не вышел, я радостно вылетел. До звонка на большую перемену оставалось полторы минуты, не более. Я это засёк по наручному «Полёту» - памяти о деде-фронтовике.
Класс притих. Мои, посвящённые в тему приятели, заговорщицки засияли. И я пошёл чеканить:

«ПОДЛИЗА
Этот сорт народа —
тих
и бесформен,
словно студень,-
очень многие
из них
в наши
дни
выходят в люди.
Худ умом
и телом чахл
Петр Иванович Болдашкин.
В возмутительных прыщах
зря
краснеет
на плечах
не башка —
а набалдашник.
Этот фрукт
теперь согрет
солнцем
нежного начальства.
Где причина?
В чем секрет?
Я
задумываюсь часто…
… ЛИЖЕТ НОГУ,
ЛИЖЕТ РУКУ,
ЛИЖЕТ В ПОЯС,
ЛИЖЕТ НИЖЕ,-
как кутенок
лижет
СУКУ,
как котенок
кошку ЛИЖЕТ…»

До этого катрена Роза была расслаблена. Наверняка, эрудированный педагог со стажем такого Маяковского не читывала. Это был прокол – «Ребята, выучите любое стихотворение Владимира Маяковского на свой выбор…» Выбор стал явным перебором. Не знаю, как в современной школе, а в советской цензура была на высоте!
Роза сжала губы, и её лицо стало традиционно покрываться противоречивыми красно-белыми пятнами. Надрывался звонок, я не останавливался, и учительница застыла в гранитном безмолвии.

«…А язык?!
На метров тридцать
догонять
начальство
вылез …
…сместь бы
всех,
кто поддались,
всех,
радеющих подлизам,
всех
радетельских
подлиз».

Я дочитал и облизал пересохшие от взволнованности губы. Роза Ивановна снисходительно выдохнула и подытожила:
- Юра, сегодня ты не успел уложиться во временные рамки нашего урока. Оценить по достоинству не могу. Выучи пожалуйста к следующему «Стихи о советском паспорте»… Все свободны.

Про «серпастый и молоткастый» пришлось зазубривать. А коварная Роза до летних каникул так к доске и не вызвала.

Зато я морально был готов стать гражданином Советского Союза. Осенью мне вместе с ровесниками в торжественной обстановке вручили красный паспорт. Это был документ нового образца. Современный ДК им. Пятидесятилетия Октября дышал нарядной толпой молодёжи и наставников. Мне вручили заветный документ первому в Советском районе. Такой чести меня удостоили не за особые заслуги, а по блату. Соседка – тётя Люба – работала паспортисткой.
- Механик, у меня машина не заводится!
- Ну, становитесь, толкайте, а я сяду, посмотрю.
- Да вы что, я же женщина, хоть и блондинка!
- Хорошо, тогда вы садитесь, а я толкать буду.
- Так я же в технике ничего не понимаю!
- Тогда - толкать!
- А нельзя ещё как-нибудь?
- Хотите, попробуем: вы опираетесь на машину, а я толкаю вас?
- Я согласна, но кто же будет в машине сидеть дефект искать?
- Вы, вообще-то, куда ехали?
- На дискотеку, с кем- нибудь по…знакомиться.
- Да, мы тут уже час как танцуем. Предлагаю теперь перейти ко второй части приключений. Обопритесь на капот.
- Но, он же спереди!
- А вы как раз будете задом стоять. Хотя, у вас позднее зажигание, завод гарантирую!
- Руль-то надо крутить?
- Ну, конечно, тормоза отпустите и крутите, чем можете. Правда, у меня уже заводная рукоятка и так вся в смазке.
- Ничего, что позади очередь?

Хоть бы хны.

(ЮРИК)
28 Водка и вино 2022-06-03 2 563
Небольшая компания из четырёх мужчин, мирно выпивала у берега Волги, и как бы уже вступивший в голову кайф, вверг Вадика одного из компании, в размышления на данную тему.
Вот к примеру все говорят, что водка, это такой любимый всеми нами напиток, приносит абсолютный вред и больше никакого толку.
То есть по моему разумению, мы сами себе злейшие враги.      
Вот значит сидим, пьём, и всё себе во вред.      
Поднимаем тосты за здравие, пьём за товарищей и друзей, желаем всем крепкого здоровья, а сами себе наносим значимый урон, а зачем. Но ведь этими тостами мы совсем никому и ничем не помогаем, а вот что пьём, однозначно себе только и вредим. Сколько уже наших товарищей она погубила.
А мы вот опять сидим и пьём.      
Как-то картинка совсем не складывается.      
Мне лично водка помогает снять стресс.      
Ещё когда я напиваюсь в умат, совсем ничего не помню, что было и как. Так я узнаю о себе много всякого, что я творил. Это значит узнаю себя лучше, на что и как я способен. Вот недавно будучи в крепком подпитии, я высказал своему начальнику всё то, что о нём думаю. Хорошего в моём высказывании было мало, и я приготовился к самому худшему. Конечно, он не мог меня расстрелять, а вот отправить за ворота завода, это как здрасьте. Но нет, он не уволил меня. В течении следующего дня, он искренне сказал мне спасибо и пожал руку. К моему полному удивлению он объяснил мне, что я на многое, ему глаза открыл. Ты Антонов конечно очень разозлил меня, но как говорится «утро вечера мудренее» и уже утром я был о тебе совсем другого мнения, на кое что, ты мне правильно указал. Многое на нашем предприятии неправильно делается, но это не только от меня зависит, а тараканов у нас всех предостаточно.      
Я думал, что он будет мстить, сука. Ан нет, в этом месяце он выдал мне премию и мы с ним вместе её обмыли. В этот раз я не стал дальше испытывать судьбу и он наверное понял, что мне больше сказать нечего, хотя всё равно зуб на него у меня имеется.      
А вот вам ещё один из редких случаев, когда водка явно помогла человеку, хотя с этим можно поспорить, но…      
Ну, что вы носы повесили, если не интересно, то я и не буду рассказывать.      - Не, не, ты уж давай рассказывай, может и не зря выпиваем.      
Вот как-то поехали мы за город, с моей Машкой, на дачу.    Чего нас черти дёрнули поздним вечером. Дело было в самом начале осени и уже было совершенно темно. Выезжая из города по Студенческой улице, мы ехали в полном беспорядке двигающихся автомобилей, почти в пробке, которая всё же интенсивно двигалась. Фары встречных автомобилей буквально слепили меня, (тут надо заметить, что уличные фонари с моей стороны не горели) и вот прямо перед собой в свете встречных фар, я увидел быстро бегущие голые женские ноги. Экстренное торможение не помогло.      
Удар и эти ноги, как лопасти вертолёта промелькнули передо мной и я почему то увидел далеко отлетевший тапок.      
- Мы кого-то сбили, с полным ужасом проговорила Машка.      
Я заглушил автомобиль и вылезая из кабины увидел, как молодой парень пытается поднять сбитую мною девушку, которая сложилась небольшой кучкой у бордюра, да, да, именно кучкой, так что было непонятно, где голова, где ноги, у бордюра лежала кучка человеческого тела.      
- Не трожь, ей нужна скорая, вызови лучше полицию.      
- Какую полицию? Вдруг громко грубым и хриплым голосом проговорила сбитая дама. Не надо никакой полиции.      
Она потихоньку стала раскладываться из лежавшей кучки. Вытянув как из завязанного узла одну ногу, потом руку и вот уже целиком якобы развязавшись, она присела на бордюр.    От её грубого голоса мы вместе с парнем попали, в ступор полного удивления.      
Из машины выскочила моя Машка и стала осматривать пострадавшую.      - Куда ты бежала,- выйдя из ступора вдруг проорал я. Тут же нет перехода.      – В туалет очень хотелось, вот и неслась.      – Ну-ка отойди. Рука второй появившейся особы, легла на плечо Машке. Быстро сядь в машину и не высовывайся.      
– Ей в больницу надо, оторопело проговорила, Машка, но от свирепого взгляда женщины тут же встала.      – Отойди –ка сказала, без тебя разберёмся.      
Она пренебрежительно отгородилась от Машки спиной. Ты как? Обратилась она к пострадавшей.      
– Как, как? Бывало и лучше, тапка вот на ноге не ощущаю и очки потерялись. А ну-ка быстро отыскали мне тапок. Чего вылупились, одёргивая свою задранную юбку, грубо прохрипела пострадавшая.      Я пошёл и принёс тапок, который от места удара отлетел метров на десять, там же валялись и солнечные очки.      
Пьяная, поздним вечером и в солнечных очках, тут от света фар итак ничего не видно. Пострадавшая одела тапок и почти бегом рванула в ближайшие кусты. Стоявший в ступоре парень, у которого всё это произошло на глазах, удивлённо хмыкнув, пошёл далее по своим делам.      - А ты нас, дядя, поближе к дому отвези, - проговорила вторая и тут я обратил внимание на эту руководящую даму, непонятно откуда взявшуюся. Дама, как и пострадавшая, тоже была в глубоком подпитии, язык у неё явно заплетался, но командных навыков она не утратила. Волос на её голове было удивительно мало, как говорится «осталось на одну драку». Реденькие и скорее всего давно немытые волосы, свисали, не локонами, а как мне показалось утратившими всякую надежду плачущими весенними сосульками. Платье было какое- то выцветшее и вся дама имела вид полной затасканности и неухоженности.      И лишь ярко накрашенные губы, показывали мне, что это ещё совсем молодая женщина в полной запущенности.      
Из кустов появилась пострадавшая, опять в тех самых солнечных очках, которые совсем не прикрывали сияющий фонарь под глазом, от которого был полностью закрыт один глаз, видно этот злополучный синяк и помешал ей обозрить дорожную ситуацию.      
– Ты бы, дядя, нам хоть денег рублей двести дал, взяв меня под руку, проговорила вторая. И тут я врубился, что такое страшное, подсудное для меня дело, принимает шикарный оборот. Я быстро открыв багажник достал две бутылки коньяка Хеннеси и вручил их пострадавшей. Оба на!- радостно вскрикнула вторая. Мне даже показалось, что от такого подарка, она тут же хотела броситься под мою машину.      
– Садитесь пожалуйста, я отвезу вас домой.      - Слышишь Людка, а может никуда не поедем? Давай вернёмся ко мне?      - Да нет уж, с такими подарками, мне лучше домой. Ты забыла, там же мамка умирает, вот сейчас мы её и вылечим коньяком.      
– Дядь, ты нам всё же дай денег.      
- Садитесь, полностью успокоившись, громко приказал я. Они уселись на заднее сидение. Я довёз их до дома и дал пострадавшей тысячу рублей. Обе так обрадовались деньгам, что тут же попытались заключить меня в свои крепкие объятия. Я не сопротивлялся, хотя потом усевшись в машину вытер щёку в которую меня целовали.      
– Это ведь оттого что пьяная, вдруг проговорила Машка. Была бы трезвой, мы б её насмерть сбили.      
– Ну, уж прямо и насмерть, - засомневался я.      
- А ты что не видел, как её ноги, будто лопасти вертолёта, крутились перед машиной. Надо же, мне также подумалось, в первые секунды после аварии. Я с удивлением глянул на Машку, ишь ты лопасти.
– Да если бы трезвая, точно бы не поднялась, а тут глянь, в кусты бегом кинулась, - не успокаивалась Машка. Как - никак, а всё- таки водка помогла.      
– Была бы трезвая, не понеслась бы, - задумчиво проговорил Серёга.
– Но как говорится «палка о двух концах», наливая проговорил Витёк, и компания дружно выпила.
3. 06. 2022г.

Старинный памятник вечно молодому поэту-песеннику в середине 1970-х неожиданно стал центром притяжения хиппующей воронежской молодёжи. Это событие рвануло всесоюзной сенсацией. В популярнейшем Всесоюзном еженедельном сатирическом журнале «Крокодил» появился скандальный фельетон «Скверные ребята». Автором идеи злободневной публикации выступил местный журналист Владимир Котенко, а наполнил юмором текст местный «городской сумасшедший» Аркадий Давидович.

В своих многочисленных интервью, вышедших в последнее двадцатилетие 21 века, мэтр афористики и региональный патриот, Аркадий Филиппович, любил вспоминать о той незабвенной эпохе с мечтательной улыбкой на устах. Давидович всегда шагал в ногу с современностью, а часто и далеко опережал действительность.

В то время Давидович в свободное время от сочинения афоризмов интеллектуально калымил (а покинул он этот замечательный мир на 91 году непревзойдённым Чемпионом афористики – автором более 70-ти тысяч кратких и метких философских формулировок), другими словами - вкалывал в качестве литературного раба на благополучного товарища Котенко. Занимался юморист рабской писаниной, потому что задолжал Котенко энную сумму советских рублей. Оборотистый журналист с именем, но пониженным чувством юмора таким нехитрым образом заставил трудиться профессионального тунеядца Давидовича на себя. Случай уникальный: амбициозный воронежский хохол обдурил русского еврея.

Но время зарвавшихся лечит. У Давидовича тоже была собственная гордость. Очень долго афорист обдумывал, как одним махом сорваться с долгового крючка. Упования на жалость на благодетеля не действовали. И вот, когда афористу-рекордсмену совсем стало невмоготу оставаться в творческой тени, Давидович взбрыкнул – да такт взбрыкнул! Котенко, отслуживший когда-то 4 года матросом-срочником, такого подлого «бунта на корабле» от покорного и зависимого товарища по перу не ожидал. Отчаявшийся раб-философ однажды стуканул по секрету супруге Котенко о наличии у её Вовочки молодухи-прелюбодейки. На этом творческий тандем прекратил длительное существование, раб юридически освободился от долгов (расписочек–то не было). Пришлось возрастному фельетонисту жениться на любовнице. Развил он чувство юмора и стал выпускать очень популярную далеко за пределами родного края юморитическую газету «Авось». Очень жаль, что мечта Владимира Котенко перевести «Авоську» в цифровой формат так и не осуществилась.

Но вернёмся в Кольцовский сквер 70-х. К тому времени мода на стиляг и битников уже миновала. Аркадий Д. успел пощеголять в авангарде первых и вторых. Параллельно комсомольские активисты вели непримиримую борьбу с подражателями западного образа жизни. Стилягам запрещали отплясывать рок-н-ролл на танцплощадках и распарывали зауженные брючки-дудочки. Битников вылавливали, брили наголо и заставляли заужать клеши. Давидович гениальным образом эти идиотские репрессии благополучно миновал. Он записался в отряд борьбы с космополитизмом в качестве провокатора. Всегда ультрамодный и острый на язык Аркадий безнаказанно отплясывал на заграничный манер, носил яркие рубашки и галстуки с пальмами, а башмаки «на манной каше»; затем комсомольский агент Давидович отпустил пышные бакенбарды, подстригся под горшок, вставил клинья с лампочками в дудочки и в клешах виртуозно твистовал и азартно сотрясался в неистовом шейке…

В первой половине 70-х ещё непризнанный сатирик нашил грубыми стежками красные латки на те же самые, но уже драные портки, ещё радикальнее удлинил свою жгучую вороную гриву и, вывернув потёртый довоенный тулуп на изнанку, двинул по парадной городской магистрали – проспекту Революции. За пазухой у контрреволюционера притаилась новенькая красная книжица – удостоверение внештатного сотрудника журнала «Крокодил». Весть о выходке эпатажного оборванца мигом разнесло « сарафанное радио». К новому веянию революционным образом подтянулась продвинутая молодёжь. Срочно и неофициально неформалами-первопроходцами проспект был переименован в Брод, на манер столичного переиначивания ул. Тверской. Первый чернозёмный хиппи засветился. С тулупами тогда у основной массы воронежцев было не ахти. Вещь ультрамодная и дорогая. Потому движение последователей «детей цветов» массово сформировалось только к лету. Доморощенные хипари облюбовали лавочки и газоны вокруг фонтана в Кольцовском сквере…

О существовании и истоках контркультурного молодёжного движения хиппи мне, старшекласснику, к тому времени было, конечно же, в общих чертах известно. Я был в курсе, что эта движуха свойственна исключительно чуждому Западу. Толчком экзотического протеста послужило неприятие варварской войны во Вьетнаме прогрессивной частью подросшего забугорного человечества. Потенциальные призывники не хотели погибать ради несправедливости в дремучих джунглях Индокитая. Они объявили себя пацифистами, вырядились в б/ушную джинсу и босяком разбежались по лужайкам мировых мегаполисов. Самые шустрые из них косили от американской армии в первобытных хижинах на берегу Индийского океана. Основным родом занятия этих креативных лоботрясов были песнопения под гитару и покуривание травки с перерывами на свободную любовь.
Демонстративный отказ от регулярной стрижки и бритья считались в этой андеграундной среде неписанным законом, возведённым в абсолют. Советские киножурналы и «Международная панорама» на нашем ТВ периодически дозированно этих хиппи нам демонстрировали с нотками снисходительной симпатии в голосах журналистов-международников.

И вот эта самая «драная зараза», согласно «крокодильскому» фельетону вспыхнула в провинциальном областном центре Черноземья. «Скверные ребята» объединились в общину и стали регулярно тусить на территории тихого культурно-исторического островка под модернизированным названием «Кольцо». С тех самых пор Кольцовский сквер трансформировался в «Кольцо» - краткое и всем понятное. Хиппи местного разлива были очень миролюбиво и равнодушно настроены к вылупившимся на них прохожим согражданам. Внутри коммуны кипела своя несоветская жизнь. Лохмачи обменивались фирменными дисками, покуривали, любили из горлышка пригубить доступный с 11-00 портвейн «777» (Три топора) и попеть под гитарный перебой на псевдоанглийском языке. Они ничего не требовали, ни к кому не приставали и, тем более, не агитировали в свои жидкие ряды. В основной массе ребята были культурные, из благополучных и уважаемых в городе семей. Ядро самовыражающихся таким ненашенским образом состояло из студентов близлежащего университета – историков и инязовцев.

Олег Пожарский выделялся из толпы экстравагантной длиннополой фрицевской шинелью, отхваченной в комиссионке. Не зря Князь (прозвище Пожарского) заканчивал исторический, шинель по случаю приобрёл подлинную, с двумя настоящими пулевыми пробоинами на груди. Вместо того, чтобы готовиться к защите диплома Князь предпочитал ежедневно развлекать единомышленников завидным умением игры на гитаре и первыми песнями собственного сочинения. Голос у Олега от природы был зычным и звонким. Очень вероятно, что своими нестандартными песнями он в конце-концов и спалил всю честную компанию, привлёк излишнее внимание неравнодушного и идеалогически правильно-подкованного журналиста-литератора Котенко. «Кольцо» хоть и находилось напротив Обкома партии, но через площадь Ленина дальше памятника вождю вряд ли можно было бы докричаться (в смысле – допеться).

Тревожные сигналы стали поступать напрямую от возмущённого народа в милицию. Правоохранители с рутинной регулярностью самых ярых хипанов таскала в «Чайник» (райотдел на ул. Чайковского) на профилактические беседы. Но нарушителей не штрафовали (что со студента-то возьмёшь?), ограничивались письмами в деканат. Деканы на радикальные меры не шли, ограничивались отписками в милицию о разъяснительной работе. Так и шла эта бессмысленная борьба по замкнутому кругу. К тому же наши хипари были отпрысками не простыми. Не каждый родитель мог, особо не задумываясь, модно экипировать дорогое чадо. Джинсы стоили у фарцы от 150 до 200 руб. (это от 1-й до 1.5 зарплаты квалифицирнейшего инженера). А уж безнаказанно позволить специально состарить такие дорогущие штаны!.. В общем, профилактика оказалась беззубой.

Журналистская чуйка Владимира Котенко не подвела. Соавтор Аркадий потрудился на славу. И «Крокодил» клацнул за мягкие места «скверных ребят».

Мой партийный отец регулярно выписывал кипу газет и журналов. Актуальный и язвительный «Крокодил» своевременно оказывался в нашем почтовом ящике, листать наполненный яркими карикатуами новенький выпуск было весело и престижно. В киоски «Союзпечати» сатирический «рептилоид» поступал с небольшим опозданием. А вот в обком его доставили в первейшую очередь.

Я, прочитав свежий крокодиловский фельетон, вместо того чтобы идти во вторую школьную смену, зайцем на троллейбусе умотал в Центр. Меня распирало любопытство, я жаждал увидеть воочую настоящих хиппи во плоти. Но зря прогулялся и получил нагоняй в дневник от классной. «Кольцо» зияло пустотой.

Разъярённый Первый секретарь обкома дал краткую команду ликвидироать антисоветские посиделки у него под самым носом. Милиция проявила завидную сноровку, хипарей разогнали с такой скоростью, что Князь не успел зачехлить свою гитару. А его лучшие друзья Саша и Игорь полетели через ограду быстрее быстрого.

На следующий день Кольцовский сквер закрыли на реконструкцию. Через год в «Кольце» заработал новый современный цветомузыкальный фонтан, самый первый в СССР. По выходным вокруг танцующих струй стала собираться толпа народа. И места никаким хиппи уже объективно не нашлось.

Не скажу за всех, но Олег Пожарский и его закадычные приятели по окончанию универа своё место в жизни нашли.

Саша Гришин по прозвищу Пушкин поступил во ВГИК на режиссёрский курс Марлена Хуциева. Снял на Одесской киностудии три полнометражных художественных фильма. Но не дожил до сороколетия.
Игорь Бушуев долгое время возглавлял Воронежский краеведческий музей.

Верным своему призванию остался Олег (Князь) Пожарский. Он посвятил свою жизнь музыке. Воронежский Князь великолепный мелодист, знаток поэзии, автор и исполнитель огромного множества песен на стихи классических и современных поэтов. В его репертуаре есть песенка и на мои стихи, про Диогена:

Вопреки моральным нормам и законам
Древний мир от дураков не застрахован.
Почему попал в историю дурак? –
Жили-были все, как все. А он не так.

Автор же десятков тысяч афоризмов, Аркадий Давидович, после этой разгромной публикации в «Крокодиле» на время затихарился, перестал пристально следить за модой, вывернул тулуп, как положено, и повесил до лучших времён на ржавый гвоздик в сарае. А в его гениальной голове, спустя десятилетия, родится ироничный афоризм: "Русские произошли от русских евреев".

______

Читайте ироничную повесть "КОЛЬЦО": Жми сюда

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.