ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ
Смешные истории: лучшее из свежего
 Лучшее из свежегоСвежееЛучшееОбсуждаемоеЧитаемое

Под сердца стук пишу я эти строки,
Под клавиш звук закину их в WordPad,
Я видела, как утром на помойке
(И явно было видно, не с попойки)
Бомжи искали... антиквариат.

Один сказал: "Старьё кидают часто!"
Второй подметил: "Шоб и я так жил!
А ну, гляди внимательно, очкастый,
Шо там лежит под старым пенопластом?
Браслет из серебра! Слегка подгнил..."

Второй сказал: "Бери, отмоем содой! -
Держа в руках коробку от конфет, -
Смотри, чего нашёл, чернобородый,
Сегодня день у нас, видать, особый -
Нательный крест, восьмой, примерно, век.

Вещица эта редкость, не дешёвка,
Щит веры..., не плохой нас ждёт "навар",
(Он обернул её довольно ловко),
Здесь даже различима гравировка,
Я дипломированный в прошлом антиквар."

Бомжи ушли, а я с ведром застыла,
Тупя немного, с незакрытым ртом,
...Я всю помойку перепотрошила,
Меня в то утро даже не стошнило
В погоне за старинным серебром.

Нашла "Букварь" в потрёпанной обложке,
Два тома Ницше, книги старых лет,
Здесь тараканы и сороконожки
Нахально жрали тухлую окрошку,
Лизала кошка скисший винегрет.

А я ждала: вот-вот разбогатею,
А я надеялась - богато заживу,
И, продвигаясь молча к апогею,
Не бросила тогда свою затею,
Мечтая, что свой куш, таки, сорву!

Там были книги разных лет, брошюры,
Огромное количество бумаг...
И вдруг меня пронзило - эка дура,
Пришла домой, в диплом свой заглянула -
Библиотекарь я! БиблиогрАф!

2012
(производственных)

ЗАГРУЖЕН!
На заре инженерной деятельности в институте КиевЗНИИЭП я руководил группой молодых разгильдяев. Работали споро, весело, результативно. Но наш начальник отдела, ещё сталинский сокол, прошедший ""шаражку", мне частенько выговаривал:
- Люди у тебя весёлые, смеются. Ты их явно не догружаешь работой.
И вдруг он скоропостижно скончался. Лежит в гробу в сталинском френче. Подходит Рома Заец с подобающим траурным видом и, глядя на покойного:
- ЗАГРУЖЕН!

ОБ АРХИТЕКТУРЕ
Позднее начальником нашего отдела стал очень добрый, симпатичный доктор архитектуры Дмитрий Нилович Яблонский. Кстати, брат знаменитой народной художницы СССР Татьяны Ниловны Яблонской. Наш отдел проектировал те самые типовые панельные пятиэтажки, в которых всё что можно было совмещено (туалет с ванной, кухня с прихожей, пол с потолком и т.д.) Народ прозвал эти дома "хрущобами". Но в то историческое время в самые сжатые сроки жилищная проблема была решена, народ с радостью ломанулся из коммуналок и бараков военного времени. И в то время Нилыч получил госпремию, и после вручения оной выспренно рек:
- Архитектура - это застывшая музыка!
Я, что ле, как несправедливо обделённый этой премией ("молод ишшо"):
- Тогда наши дома - это собачий вальс.

ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ЮБИЛЕЕМ
Дмитрий Ниловичу исполнилось 50. Народ изощрялся в подарках. Я тоже подсуетился и опубликовал на 16-й странице "Литературки" в клубе "Рога и копыта" такой "рог":

ВЛИЯНИЕ УЛИЦЫ
Школа и родители Димы Яблонского уделяли мало внимания его воспитанию, мальчик вырос на улице, выучился на архитектора и начал строить крупнопанельные дома.

ЭХ... ДЕТСТВО МОЁ ЗОЛОТОЕ!

(Тамара Кошевая)
45 Смешные истории 2022-01-18 6 125

В 10 лет я вполне сносно водила «Волгу». Отец научил. С тех пор и доселе не водила ничего, кроме электромобильчиков на аттракционах.
      На фото – мой личный транспорт в двухлетнем возрасте.
А в четыре года дед меня пересадил на вполне живого коня. Крутой был мой дед Никон. В свои 74 года объездил для меня этого двухлетнего жеребца. До сих пор помню, как он гонял меня по кругу на корде и орал: «Пидбэры пузо, бисова дытына!»
      Надо сказать, что конь был тёмно-гнедой, почти чёрный, чистопородный, но имел маленькую «некондицию»: белая полоса на морде съехала в сторону глаза, от чего он был похож на пирата с повязкой на глазу. Так я его сразу и назвала.
    Это были самые счастливые годы моего раннего детства, а конь Пират – самой первой детской любовью. Он был вернее собаки. Если я вела его в поводу, он был спокоен и миролюбив к людям. Но когда я взбиралась в седло, Пират ко мне никого не подпускал, фыркал, мотал головой и всем своим видом показывал: «Не подходи!» Зато и я ради него опустошала бабушкин огород, чтобы самое сладкое и вкусное притащить ему с утра пораньше в конюшню.
    От деревни, где жили дедушка с бабушкой, до города было километров шесть. Однажды бабушка нагрузила две торбы с продуктами, приторочила их к седлу и отправила меня домой со словами: «Лэты, дытынко, нэ зупыняйся!»
Надо сказать, что обстановка на дорогах в то время была, как бы сказать, не совсем безопасная. Вполне можно было нарваться на какого-нибудь придурка, который мог позариться на такого породистого, холёного коня, как Пират. Но что такое шесть километров до города? 10-15 минут рысью!
    И вот, мчусь я во весь опор – сколько там весу в пятилетней малявке! Торбы и то тяжелее меня. Летят по ветру две распущенные гривы и один хвост. Небо… солнце… дорога…ощущение счастья, радости, абсолютной свободы…
    И вдруг из придорожных посадок серебристого лоха на дорогу выскакивает мужик с растопыренными руками и пытается преградить мне путь. Я заорала «гэть!!!» и замахала на него рукой, понимая, что Пират не остановится и врежет ему копытом. А этот дурак увидел, что в седле девчушка, решил, что такая мелочь ему не сможет помешать и уже потянулся, чтобы схватить за уздечку…
И тут я проделала трюк, который дед мне запрещал, но который я, по причине вредности и по принципу «если нельзя, но очень хочется, то можно», проделывала всякий раз, отъехав подальше от деревни.
    Я резко осадила коня и с диким воплем «Пират!!!» подняла его на дыбы. Пират взвился над головой мужика, и тот, с глазами, полными ужаса, отпрянул, споткнулся и скатился в кювет. А я помчалась дальше, и минут через пять, уже чинно, не спеша, въезжала в наш двор, выслушивая причитания мамы о том, что бабушка с ума сошла, посылая меня, такую маленькую, беззащитную, в такую дальнюю дорогу и прочее…
    О своём приключении я благоразумно помалкивала. Хоть и малявка, но понимала: если расскажу – кирдык моим скачкам. Мама уроет деда за то, что научил, а бабушку, за то, что меня отпустила. А то, что мы с Пиратом зачахнем от тоски друг по другу – это ей и в голову не придёт.
    Вглядываюсь в свою детскую фотографию…
Не правда ли, в этом дитяти, пытливо и тревожно вглядывающемся в мир и оседлавшем игрушечного Пегасика, трудно узнать то, что из него выросло, заматерело и стало говорить стихами?

Идея написать стихотворение в честь Дня Советской армии пришла ко мне неожиданно. Сама собой родилась строчка-запев, за ней вторая, и через час стихотворение было готово. В нем говорилось, как в нас метили шрапнелью, обвевал дым пожарищ, но мы как стояли, так и стоим. А все потому, что наш покой охраняет родная армия. За что ей низкий, до земли поклон. Стихотворение так и называлось «Земной поклон».
   На следующий день я был в редакции самой популярной на то время в области газеты «Днепр вечерний». Так совпало, что в это время в холле редакции проходила встреча с известной артисткой театра и кино Адой Роговцевой. Артистка сидела за столиком с фруктами, а вокруг толпились журналисты из «Вечерки» и других газет. Помню, Роговцева рассказывала, что является секретарем партийной организации театра и злопыхателям, которые, к сожалению, встречаются, обычно говорит: «А что ты сам сделал, чтобы жили лучше?..»
   Я, однако, больше смотрел не на Роговцеву, а на заведующего отделом культуры И.П. Пуппо, которого помнил с юношеских лет по литстудии во Дворце студентов. И когда по окончании встречи Игорь Петрович направился в кабинет, последовал за ним. Объяснил цель своего визита. «Вы понимаете, - сказал завотделом, - к празднику армии мы по традиции пускаем стихи ветеранов, а вы к ним не относитесь…» Но, прочитав стихотворение, добавил: «Впрочем, стих парадный, его можно поставить на первую страницу. Оставляйте».
   До праздника оставалась неделя. Для меня она превратилась в год. О предстоящем событии были оповещены родственники и знакомые с последующим неоднократным напоминанием, чтоб не забыли. Если я и не отмечал дни зарубками на дверном косяке, то делал их в душе. Я представлял, как будут говорить при встрече (а «Вечерку» тогда выписывали все), как им понравился стих! Что после этого просто не смогу жить, как раньше, я не сомневался.
   …Когда я развернул «Вечерку», то обомлел. Во всю первую полосу красовалось выступление Л.И. Брежнева на встрече с избирателями Бауманского района Москвы. Естественно, с фотографией кандидата в депутаты Верховного Совета. На последующих страницах, как и предполагалось, были стихотворения ветеранов.
   Леонид Ильич, вам тогда не икалось? А должно было! В первый и, может, единственный раз человеку выпадала возможность опубликоваться в хорошей газете, и так помешать! Вам мало было в другие дни упоминаний и публикаций о вас? Бесконечных славословий и фотографий? Воистину, бедному жениться…
   Я уже стал забывать об этом случае, когда в одну из суббот получил «Вечерку», где на последней странице увидел «Земной поклон». О том, что испытал, словами не расскажешь. Вот так сорок лет назад было опубликовано мое стихотворение в «Днепре вечернем». После этого было много других публикаций, но первая, как и первая любовь, не забывается.
   А на Леонида Ильича я зла не держу. Напротив, с годами он мне все больше кажется безобидным, славным стариком.

      

(Или "По средствам жить ...не запретишь!")

И я хочу шикарный маникюр
И модную одежду от Версачи,
От Гучи туфли и кольцо на сдачу,
Зелёных полный портмоне купюр.

Десяток карт кредитных в инвалюте,
Духи от Прадо, новое манто,
Парик, чтоб не узнал меня никто,
А в день рожденья в честь меня салюты!

Ещё хочу роскошный пеньюар,
Набор столовый новый с позолотой,
Да чтоб не я готовила, а кто-то
Исполнил за меня сей ритуал.

От Йоджи Мамаото гардероб
Сгодился бы на некоторое время,
Пока не надоело б это бремя,
И всё не раздала б, как филантроп.

Чего ещё хочу? Один момент:
Подайте мне ключи от Porshe на блюде,
Чего ж ещё хотят "крутые" люди?
Да! В тренажёрный зал абонемент!

Желаний, грёз велик ассортимент -
Мечтаний я непризнанная жрица!
Но вдруг мой муж: "Мамуля, ты шутница!
Давай махнём семьёй на секондхенд!"
2015
Сидим всей семьей за общим столом, обедаем.
По ходу пьесы посуда от первого и второго блюд, дружно высвободилась и отъехала в «мойку».
Наступил традиционный час кофе и чая.
На столе стоит убойная доза вишневого варенья (без косточек!!!, которые мы всем табором в своё время «выковыривали» под одобрительные возгласы жены – давайте, давайте! не сачковать!), но его никто не трогает!
Более того, даже крышечку с этой «розетки» никто снять не рискует.
И тут жена взрывается: - Ну, всё! В следующем году я варенье варить не буду! Столько трудов положила, мучилась, а варенье никто в семье не ест!
Всё!
Хватит!
Надоело!
(Хотя, честно говоря, это нам надоело… И надоело именно вишнёвое варенье).
Желая как-то разрядить обстановку и, воспользовавшись тем, что в этот момент жена открыла кухонный стол, в котором на самом видном месте стояла банка клубничного варенья, я и сын начали оправдываться: - Ну, а что ты нас этим вишневым вареньем пичкаешь? Вон же у тебя клубничное варенье стоит,   ты же его нам не даешь?
Ответ жены: - Да, не даю и не дам, пока вишневое варенье не съедите!
Занавес.

В далёкой молодости увлекался радиолюбительством. Соседи и знакомые, зная об этом, обращались ко мне с просьбой починить им различные электро и радиоприборы, начиная от утюгов и кончая телевизорами. Оплату за починку я не брал, за что мои родители меня выговаривали, мол, всякий труд должен быть оплачен и ничего зазорного в том, что я буду брать деньги за ремонт нет.
      И вот однажды сосед, с которым у меня были натянутые отношения, принес для починки импортную магнитолу. Сказал, что он обращался в радиомастерскую и там ему в ремонте отказали, мол, в магнитоле сгорела микросхема, которой у них нет и заменить её нечем. Я обещал посмотреть магнитолу, а про себя подумал, вот с тебя-то я и сдеру… целый четвертак.
      Мне удалось починить магнитолу, сгоревшую микросхему заменил узлом на дискретных элементах. И когда сосед, придя за магнитолой, узнал, что я её починил, то так обрадовался и такими разразился волшебными словами благодарности, что мои помыслы содрать с него четвертак вмиг исчезли. На вопрос соседа, сколько он мне должен за ремонт, я ответил, что нисколько, мол, сочтёмся.
      На следующий день сосед опять обратился ко мне с просьбой починить телевизор. Я подумал, что вот теперь-то точно сдеру с него четвертак. Когда к нему пришёл, он повёл меня в гараж и, видя моё недоумение, объяснил, что про телевизор он сказал для конспирации, чтоб мои родители не подумали там чего-нибудь. А в гараже, подальше от своей жены, он „накрыл поляну“, в знак уважения ко мне. Отказать ему в удовольствии угостить меня я, конечно, не смог.

Тиресий.

(ЮРИК)
43 2021-11-08 1 168
Существует греческий миф о рождении в семье пастуха и нимфы, их сына, которого назвали Тиресий. Миф о том, что этот человек в своей жизни смог быть и мужчиной и женщиной. Миф гласил, что будучи ещё юношей он ударил палкой двух змей, когда те занимались спариванием, от удара одна из змей погибла и это была самка.
Узнав об этом происшествии, богиня Гера, жена Зевса превратила юношу в девушку. Так и был Тиресий женщиной, около семи лет, пока случайно не узнал, как всё вернуть на своё место и стать мужчиной. Он нашёл в поле то место, где он убил палкой во время совокупления одну из змей, и в это самое время на том же месте происходило, что и семь лет назад. Опять змеи занимались спариванием. Он ударил палкой самца и опять стал мужчиной.
Как -то заспорили Зевс с Герой, кто же получает больше удовольствия от секса, мужчина или женщина. Призвали к ответу данной загадки, того самого Тиресия, ведь он был и мужчиной и женщиной. Тот ответил заспорившим богам, что женщина получает гораздо больше удовольствия, чем мужчина, примерно в девять раз. Чем уж измерялись эти разы, история умалчивает, но тут возникает вопрос, как же так?
Значит они, эти самые всеми нами любимые и обожаемые женщины получают от нас гораздо более чем мы. А мы значится всё к их ногам, чтобы получить малую толику удовольствия. Полная несправедливость, дискриминация. Сколько можно терпеть.
Это они должны гоняться за нами, мужчинами.
Это они должны дарить цветы и покупать шубы.
Это они должны стоять на коленях перед мужчиной, который за малое удовольствие, дарит им вон какое счастье, в девять раз большее, чем получает сам, вон оно как оказывается.
В девять раз.
Вот так несправедливость и мы молчим и терпим такое вот наказание и за что. Вон оно почему некоторые мужчины совсем не заботятся о получении удовольствия женщиной, они видно наказывают их за такую удручающую несправедливость. А многие подходят с другой стороны и вовсе не дарят цветов и не покупают шуб.
Да они сами себе всё купят.
Ишь чего захотели, им всё, а нам малая толика, цветы им подарки всяческие. А ещё глядишь от этого самого удовольствия, они ещё и размножаются, тем самым выполняя основную женскую миссию на земле. Нам же приходится платить алименты, или быть около неё всю жизнь, поднимая её детей и всё также доставляя ей значительно большее удовольствие. У неё значит дети, от полученного ею счастья, да и сами дети, счастье немалое, а ты значится, плати, или живи, рядом. Да хорошо хоть если к этим самым детям в случае развода тебя подпускают, а то есть такие особи женского пола, что только издаля и посмотреть можно, не моги и всё тут.
А она тем временем, уже другого кандидата обдирает как липку, чтобы потом и с него получить вновь всё это же самое.
О том, что наши женщины – русские, советские – «это что-то с чем-то" уже говорено и писано миллион раз, и нашими мужчинами, и иностранцами, поэтому их репутация в планетарном плане общеизвестна.
Но, одно дело утверждения, так сказать, общего характера и совсем другое – конкретные примеры. У меня, по воле случая, была возможность убедиться в справедливости подобного рода утверждений.
Итак. Советский Союз находился в «предсмертном состоянии»: разрыв традиционных экономических связей между союзными предприятиями, галопирующая инфляция, полный крах системы общегородского транспорта.
Наш город выручали трамваи, но ходили они набитые битком.
(Пересказываю со слов жены )))
И вот, в один из будних дней, моя супруга решила «воспользоваться услугами» нашего городского трамвайного парка. Толпа с остановки, ринувшись штурмовать трамвай, буквально внесла мою маленькую ростиком и практически ничего не весящую «дюймовочку» в салон трамвая. Пока её «вносили», буквально на пару минут, сложилась такая ситуация, что она оказалась в одном конце трамвая, а сумка, которую она крепко держала за ручки – в другом. Тревожная мысль у неё родилась сразу же, поэтому, как только она   почувствовала под ногами пол трамвая, она подтянула «загулявшую» сумку к себе… Но, увы, было уже поздно – сумка была открыта, портмоне из сумки пропал.
Денег было в нем немного – всего сто рублей, что по тем временам было мелочью, но вот сам портмоне ей было жалко - буквально на днях, только-только его купила, новенький, из натуральной кожи.
«Ну, стырили значит стырили! Сам виноват, в следующий раз меньше буду «коробочкой щёлкать»» – так решил бы в такой ситуации любой мужик. Мужик – да!, но не женщина.
Супруга начала, как Шерлок Холмс, изучать окружавшую её публику на предмет определения , кто из них мог стырить портмоне. Круг подозреваемых сужался и сужался, пока не дошёл до одной кандидатуры – мужчина, восточной внешности, лет сорока. Жена его хорошенько запомнила и, проложив путь к выходу, на очередной остановке вышла. Мужик вышел следом за ней. Супруга дойдя до ближайшего киоска, скрылась за ним, и стала наблюдать за действиями «подозреваемого». Тот по инерции ещё сделал несколько шагов, вместе со всеми вышедшими из трамвая, покрутил головой (как утверждает жена – искал её глазами) и после этого развернулся и вновь пошёл на трамвайную остановку, но уже для поездки в противоположную сторону. Всех этих действий моей супруге вполне хватило для того, чтобы утвердиться в собственной правоте – он, гадёныш двухметровый, стырил! и она решительно прошла в атаку! Подошла к нему, стоящему в окружении людей на трамвайной остановке, и громко заявила: - Вы украли мой портмоне! Верните его немедленно! Мужик от такой наглости офигел, растерялся т промямлил: - А с чего вы решили, что его я украл? Жена, не ослабляя напора, как махровый следователь, продолжала на него давить: - Я видела, как вы его украли! Народ, стоящий на остановке, начал с интересом прислушиваться и поглядывать на это шоу, предвкушая феерический финал. Мужик «сдался» и со словами - Я его не крал, вы его уронили, а я просто подобрал - …вернул портмоне жена?! Жена буркнула: - Ну, спасибо за то, что вы его подобрали. Забрала свой портмоне и ушла походкой победительницы. Денег в портмоне уже не было, но, как говорится, не в деньгах счастье )))
Когда я, выслушавший этот рассказ и офигевший от её отчаянной смелости и, нипабаюсьэтаваслова, наглости, спросил, а чем ты, вообще, думала, когда на карманника буром попёрла?! А, если бы он тебе в глаз, со всей дури, заехал и покалечил?! Жена ответила – а там народу было много, ему скандалить было ни к чему - ему же ещё в трамваях «работать»!
Блин, железная логика, стальная воля к победе и железобетонное упрямство в вопросах отстаивания собственной правоты!
Теперь, я надеюсь, ни у кого не возникает никаких вопросов по поводу того, как я с женой живу «душа в душу» 44 (!!!) года – у меня просто другого выхода нет: если уж она за какой-то кожаный портмоне из карманников душу готова вытряхнуть, то страшно даже подумать, что будет, если я с ней разводиться надумаю (Шутка! )
После духоты июльского дня в распахнутые окна пятиэтажки в Мытищах потянулась вечерняя прохлада. Дуся подперла пухлыми кулачками второй подбородок в ожидании, пока остынет краник электросамовара, чтоб не обжечь пальцы. Лень было встать и тащиться на кухню за полотняной рукавицей, к тому же начинался сериал.

На припотевший лоб Дуси изредка набегали не пуганные кремами, массажами и масками морщины. Сразу несколько тяжелых альтернатив свалились на ее буйну голову в красном с райскими цветами платке, повязанном как бандана, и не давали сосредоточиться на двух периодически спаривающихся мухах. А Дусе было интересно, приземлятся ли они на сахарнице или вляпаются в розетку с медом. Если в мед, Дуся с удовольствием поотрывала бы им лапки.

С детства Дуся не любила и не умела выбирать. А сейчас, за чаепитием, ей предстояло решить сразу несколько проблем. Первая: открывать ли банку вишневого варенья или не полениться сползать в кладовку за земляничным. На вишневом сквозь стекло видна была обильная плесень под крышкой. Дуся представила, как будет брезгливо смахивать ложкой серо-зеленую дрянь, и поморщилась. С другой стороны, идти в кладовку без мужа, чтобы снова повстречаться с крысой, было не то чтобы боязно, но визга-то никто не услышит, и переживания со страхами как-то обесценятся, а рассказам-страшилкам даже соседки потом не поверят. Но и мед же намазывать на бутерброд с маслом уже противно. Да, это проблема посерьезней, чем с пирожками, которую Дуся легко решила минуту назад. На нее приветливо смотрели с трех блюд пирожки с капустой, мясом и курагой. Она долго выбирала, прислушивалась к журчанию в желудке, глотала слюнные ручейки, и, наконец, откусила сразу три. Смешение стилей и жанров Дусе понравилось.

Вторая проблема была еще серьезней. Дуся ждала хахаля – молдавского гастарбайтера Иона, с ближайшей стройки. А что надеть: сарафан с рюшками или джинсы с розовой кофточкой? Сарафан немодный, а любовник молодой и заграничный, в джинсах же лишний раз не вздохнуть, и пояс в брюшко больно впивается – чаю долго не попьешь, лишний пирожок не съешь. А Ионка любит за столом посидеть, колбаску украдкой поесть да о жизни ближнезарубежной порассуждать с возбуждающим акцентом.

Дуся с тоской погладила амурские волны живота под ночной рубахой, накатывающие на береговую линию резинки трусов, тяжело встала, подошла к зеркалу. Она всегда считала себя истинно русской, кустодиевской красавицей. Пышное молочно-белое тело и румяность щек не угасли и к сорока пяти. Она взяла пинцет и выщипала несколько треклятых волосков над верхней губой, поправила пергидролевый пучок на макушке, уверенно подвела глаза и вдела блестящие сережки. Затем накинула скромный халатик из парчи со стразами и решила быть по-домашнему простой и в меру народной..

Третья проблема Дусю пугала: рожать или делать аборт? У нее были двое взрослых детей: сын в армии и дочка замужем. Уж бабкой скоро быть. А тут рожать соседям на смех. К тому же незадача: Ванькино дите или Иона? А ежели чернявый молдаванин вылезет, как ее белобрысый Ванька посмотрит? Уйдет к Райке-буфетчице или бить будет? А и аборт делать не хочется. Давеча батюшка в церкви сказывал, что грех большой это, смертоубийство, и что на сковороду в геенне огненной угодить эдак можно. Дуся с ужасом посмотрела на чугунную сковородку, представила, как она поместится на ней, и инстинктивно поджала ноги.

Дожевывая пирожки, Дуся наконец наполнила заварочный чайник, но вскоре тучка набежала на серые глазки, губки обиженно надулись: «Ну где же мой лапуля из солнечной Молдавии? Эдак и Ванька с футбола вернется…» С досады Дуся съела еще три пирожка, запила приторно-сладким наваристым чаем. Сериал не пошел: она снова перепутала, кто чья жена, кто кому изменил, кто настоящая мать и кто главный подлец. «Только б он не явился, когда Ванька уже будет дома, а то конфуз и мордобитие».

От чая прошиб пот и потянуло на соленое. Дуся тяжело поднялась, достала из холодильника шмат сала. «Сегодня уж не придет, сверхурочные, наверно». Вздох русской красавицы оборвал поворот ключа в прихожей.

    • Дууусь, лябоф моя! – Ваньку изрядно покачивало. – А у нас гооости!

Следом за ним в дверь неожиданно просунулся поджарый Ион, ее Ионка. У Дуси засосало под ложечкой. «Откуда Ванька узнал? Сука Райка выследила и донесла, точно. Ой, ну сейчас будет разборка…» Виновато опустив глаза, Дуся молча дожевывала сало. «Аборта не миновать…, – пронеслось в голове, – только б не по лицу…».

Но, вспомнив женский опыт поколений, Дуся решительно взяла чугунную сковородку и заняла оборону у входа на кухню.

    • Дууусь, ну выпил я слегонца, ну че ты… За победу ж! Наши надрали люберецким! Вооот, хорошего человека привел со стадиона, он вином молдавским угостил. Дусь, познакомься, это Ион, с берегов Днестра, хороший мужик.

Ион, в потертом советском пиджачке и видавших виды трениках, смущенно жался к вешалке в прихожей. Ванька, не разуваясь, плюхнулся за стол, потянул носом над блюдом с пирогами и размашистым нетрезвым жестом пригласил молдаванина. Ион робко присел с краешку.

«Кажется, драка, если будет, то не сейчас», – успокоилась Дуся. Она включила подостывший самовар и присела за стол с по-русски гостеприимным каменным лицом жены алкоголика. Ион заговорщицки стрельнул карими глазами.

    • Ой, Дусь, как наши им надрали! Кода пеналь забили, весь стадион целовался в обнимку! Какой был футбол! Иди, Иончик, еще раз поцелую, друууг мой!

Радушно расплывшийся в улыбке Ион подставил щеку. Чмок. «А может, и не знает», – подумала Дуся и с натянутой улыбкой протянула руку Иону:

    • Евдокия. Кушайте пирожки, дорогой гость, которые с краю – с мясом...

Над самоваром заклубился пар, крышка мелодично позвякивала. Дуся рукой в варежке разлила чай. Ион смущенно отлучился в ванную мыть руки.

    • Ну, как он тебе? – виновато улыбаясь, спросил Иван.
    • И где ж ты подцепил такого дружка?
    • Ну, в парке, туда-сюда, он меня вином угостил, а я его на стадион повел. Хороший мужик...
    • Он что, и ночевать у нас останется?
    • Тут знаешь, Дусь, такое дело… – Ванька отхлебнул чаю. Морда покраснела еще больше.
    • Ну, не томи, пьянчуга, что стряслось? – Дуся насупила бровки.
    • Ну, понимаешь… ставки мы делали перед игрой… Ну кто ж мог подумать, что любера так облажаются… Ну, а денег у меня не было, сама знаешь. Ну что я мог выставить против его трехсот? Ну, предложил… предложил… тебя.

Ванька стал жрать пирог с капустой, торопливо захлебывая чаем, будто сейчас у него все отнимут и нальют кипятка за шиворот.

    • В каком смысле?!
    • Дусенька, прости. Но это ж не насовсем, на один раз только… Он хороший мужик, жена в Молдавии, дети…

…Рука у Дуси тяжелая. Но справедливая. Долго откашливался потом Ванька, подавившись пирожком, и прикладывая холодную ложку к разбитой губе.

    • Прости, Дуся, я пьяная сволочь, прости, – промямлил Ванька, отползая спать в детскую.

Вышел прилизанный Ион и юркнул за стол. Дуся ощутила на коленке его горячую ладонь. «Прав батюшка, не надо делать аборт. И соседки, старые сплетницы, пусть подавятся», – решительно подумала Дуся, и чай показался ей необыкновенно ароматным, и пироги удались, и тихий мытищинский вечер расплылся в прохладной звездной ночи.

Сегодня я проснулся с догадкой, что какой-то очередной антихрист затеял Рождественский ремонт. Монотонное «тук-тук, тук-тук-тук» на протяжении нескольких часов подряд пробуждало притаившихся бесов. Потукивание по голове намеревалось превратиться в хронический предпразднечный лейтмотив. И вот – чудо! За несколько минут до появления первой звезды раздался на весь подъезд гомерический грохот. Кульминация! – ёпрст – бригадир чертей на колеснице.
После театральной паузы распахнулась парадная бронированная дверь. И на морозец вылетел диван со стажем.
Оказалось, его сегодня решили отреставрировать. Но омолодить винтажный лежак не удалось. И избитый диванище вышвырнули.
Здравоумие восторжествовало!
С Рождеством!

LOVESTORY

(Алик Кимры)
13 2022-01-17 4 55
В прямом эфире одного из каналов калифорнийского ТВ передача "ДНК" - скорее всего, прототип аналогичной передачи на российском НТВ.

Типо истица - могучая негритянка внушительных габаритов с громадными бюстом и жопой - сидела рядом с сестрой-близнючкой.. Насупротив - в крепкую обнимку с любовницей восседал бывший муж, оба внушительных габаритов подстать бывшей.

Любовнице алименты на 13-ть детей от 2-х до 17-ти лет представились непосильной финансовой ношей для их пары, и она внушила бой-френду оригинальную мысль: бывшая нагуляла всю чёртову дюжину от других мужчин, с коими часто бывала замечена соседями. Для разрешения сомнений экс-супруг пришёл на передачу. Пока же он прекратил уплату алиментов.

.... К чёрту многочасовые темпераментные прения сторон, показания свидетелей разгульного образа жизни супругов, и т.д. Перейдём сразу к торжественной части - оглашению итогов проверки ДНК на предмет отцовства по всем 13 позициям.

Паред оглашением каждого результата ведущий спрашивал ешё раз у эксихи, от ответчика ли ребёнок. Она со слезами клялась Христом-богом, что так. Тест показывал 99,99 %, истица радостно утирала слёзы, подскакивала к отцу-подлецу, влепляла ему увесистую оплеуху и смачно плевала в физиономию под аплодисменты публики.

В первый раз ей попыталась помешать соперница, но удар с ноги в массивную жопу убедил её в пользе сдержанности, и следующие разы она ограничилась крепкими ругательствами.

... Короче, все 13-раз тест подвердил отцовство. Ритуал мордобоя повторился 12 раз, а вот на 13-й экс вскочил сам, подбежал к бывшей, уселся рядом и крепко обнял снова любимую женщину. Однако она вырвалась, влепила ему увесистую оплеуху и смачно плюнула в физиономию.

Тогда он, как ни в чём не бывало, пересел на сторону её сестры и крепко обнял последнюю. Выяснилось, что у ответчика и с ней случилось 4 детей, и как благородный джентльмен он решил жениться..

А ещё он оказался злостным алиментщиком, поэтому никто не удивился, когда двое копов прямо в студии надели на него наручники и увели в каталажку.

... Аплодисменты.
Историю, которую я хочу рассказать, случилась давно. Этот бытовой казус произошёл с моими дальними родственниками, которых уже нет на белом свете. Случай довольно смешной, но тогда героям моего небольшого рассказа было не до смеха.
    Дядя Лёня работал дворником на три ставки. Территория, вверенная ему, была большая, но с работой он справлялся и трудился добросовестно.
    Утром, как обычно встав пораньше, дядя Лёня позавтракав, стал собираться на работу, а тётя Рая начала варить щи по-деревенски. На кухне было тепло и уютно, и выходить на мороз махать совковой лопатой ему не хотелось! Но люди они были старой закалки, и отлынивать от физического труда не привыкли. А тётя Рая, тем временем, накинув поверх халата кофту, взяла в руки большую миску и, запрыгнув в валенки мужа, направилась на балкон за квашеной капустой. Она поплотней прикрыла за собой балконную дверь, краем уха успев услышать, как щёлкнул английский замок входной двери – это дядя Лёня отправился на свою «любимую» работу. На балконе тётя Рая набрала в миску капусты до самых краёв, облизав с удовольствием черпак, собралась идти на кухню, но дверь не открывалась! Видимо, она слишком сильно хлопнула дверью, и ручка, которая крутилась легко, провернулась и заперла дверь!
      - Лёня, Лёня! – беспокойно закричала тётя Рая, в надежде, что муж её услышит. Но он уже далеко шагал бодро своими огромными ногами по морозной зимней улице в сторону остановки. "Что делать, что делать?" - заметались бешено в голове мысли о спасении! Она выглянула сквозь промёрзшее балконное окно и увидела пустую улицу. Её взгляд упал на старенький шифоньер, стоявший в углу угрюмо прижавшись спиной к стенке. Туда….срочно!!! Она метнулась в угол к нему и со скрипом отворила одной рукой дверцу, а другой нещадно вывалила всё на пол. Она забралась внутрь, но дяди Лёнины валенки гигантского размера не помещались в отделе, в который она втиснула своё маленькое хрупкое тело. Валенки снять с ног – ногам через пять минут придёт конец. И опять она стала быстро крутить свои спасительные мысли в умной голове. Её взгляд упал на какой-то старый пояс в куче барахла, и она быстро привязала один конец к ручке шифоньера и снова залезла внутрь. Валенки упорно не желали лезть в шифоньер. Несчастная другим концом кушака старалась прикрыть дверь, но это был простой самообман. Тётя Рая чувствовала, что стала замерзать быстрее, а время шло, и тогда от отчаянья она затянула русскую народную песню «Ой, мороз, мороз, не морозь меня…».
    Но так долго продолжаться не могло, она решила идти на крайние меры, выбить дверь или разбить чем-нибудь стекло. Быстро выскочила из своего убежища, ринулась к двери и обомлела!
    Сквозь стекло она увидела, что на диване, закинув руки за голову и вытянув свои длинные ноги, лежал спокойно дядя Лёня и мирно смотрел телевизор. Она с остервенением постучала своим «грозным» кулачком по стеклу, он, вздрогнув, вскочил на ноги и уставился ошалело на супругу!
    Их диалог я опускаю, потому что всю жизнь между собой они прожили дружно. Но тот диалог вряд ли был дружелюбным. А произошло следующее…
      По рассказам тёти Раи дядя Лёня пошёл на работу и долго простоял на остановке пока не промёрз до костей и решил вернуться. Открыв дверь ключом, он снял верхнюю одежду и прошёл в зал, что бы включить телевизор.   Кухонная дверь была прикрыта, там готовился вкусный обед, всё кипело и бурлило. А тётя Рая кричала на него: «Ты что не видел, что меня нигде нет?»
      Сегодня этот бытовой казус вспоминается как анекдот! А тогда…
Дочка в 12 лет ехала со мною в Крым. И впервые в жизни посетила вагоннный туалет. Быстро выскочила:
- Папа! Фу как там воняет!
Я поправил:
- Надо говорить не воняет, а "дурно пахнет."
Она учла:
- Дурно пахнет. Аж воняет!

(фото - мои детки, но не все)

Смотрела сон, объемлющий пространства,
(Мне философствовать присуще даже ночью),
Я убеждалась кое в чём воочию,
И на востоке покоряла ханства...
Но вдруг звонок, подъём, горшки, кастрюли,
Картошка, чай, по времени пилюли,
Одежда, колготы, шнурки, ботинки,
Уборочка трёхкомнатной квартирки...

А вот и кофе, ароматный, терпкий,
Мой отдых долгожданный, образ меткий,
Послушна мне моя клавиатура,
Я уж почти пера пила-акула,
Настроилась, и с неба жду подсказку...
- Мамулька, расскажи про волка сказку!

Даруют содержание строке ...мои раздумья,
Наощуп пробираюсь к той одной ...логичной мысли,
Я жрица, королева, я ведунья...
Но подгорает на плите моей глазунья,
И, не забыв о главном, вновь спрошу я:
- Вы руки мыли?

Или вот так: пишу, мудрю, стараюсь,
Парю или всё глубже углубляюсь,
И восхожу куда-то ...в трансцендентность,
Уже в строке сверкнула ...компетентность,
Но, вдруг мамулька, как водой из крана:
-Привет, чем занимаешься, Оксана?

А после мне ещё дают советы
Как стать предельно правильным поэтом,
Мол, рифма кашляет твоя, дактиль чихает,
Но ни один из Вас того не знает, что...
Мой муж, придя домой, захочет кушать,
А деток нужно научить, как старших слушать,
И ежедневно с ними прогуляться,
Чтоб выглядеть красивой - отоспаться,
И чтоб на кухне полные кастрюли,
И чтобы чистые висели в спальне тюли,
И чтобы, не дай Боже, не свихнули
Друг другу детки ноги, не глотнули
Копейку, пуговицу или ржавый гвоздик,
И чтоб соседских не испортили гвоздИк,
Чтобы никто не выражался грубо,
Чтоб кто-то не упал случайно с дуба...

И если сяду я высчитывать по слогу,
Останутся голодными, ей Богу,
Родные дети! Господи, на свете
Есть справедливость ли? Зачем, даруя Музу
Строке моей, таки попавшей в лузу,
Ты сотворил несметную обузу -
Моих детей?

Ну, вот и дописалась... На счастье,
Доченька в строку мою вмешалась,
Поцеловала, обняла - невероятно!
Вопросы забираю я обратно!
Подумаешь, какая катастрофа,
А кто был профи? Блок, Есенин профи?
Сбивались точно так же, как и я,
Хотя и не мешала им семья!
И, более того, всего на свете
(И даже Музы) мне милее дети!
Пусть даже муж уставший и голодный,
Я не начну процесс бракоразводный
В угоду дактило-хореическому слогу...
И слава Богу!

2012
За что я не люблю Родину и Бога?
За мух.
Вот чтоб столько пляжей было в средней полосе, сколько этих мерзких насекомых!

Сегодня я сломался. От удушающей 30-градусной жары на 17-м этаже, солнечная сторона без кондиционера. Когда-нибудь разорюсь-таки на чудо японского фреонизма. Но пока… Как представил вжик-вжик в субботних подмосковных пробках, как наслушался о зловредных клещах в зонах массового отдыха и на дружеских дачках, так и решил с утра: на ближайшую от дома лужу!

Прудик не приведи господи: кишечные палки плещутся в прибрежной пене наравне с пустыми бутылками и пакетами молока «Домик в деревне». Даже пес мой брезгливо отшатнулся и споро устроился на пыльной траве в теньке под кустом. Под облезлым щитом «Плавать категорически запрещается» визгливо плещутся бесхозные маргинальные дети и их сутрапьяные родители.

Расчищаю от окурков пятачок и стелю пляжное полотенце с издевательским маринистским пейзажем Средиземноморья. Плюхаюсь на живот и закрываю глаза, представляя песочек Бенидорма и влажную прохладу с арбузным запахом бриза Коста-Бланки.

«Бриз» доносит вонь сосисок: пролы по соседству развели хилый костерок из бесплатных газет. Ну, это можно стерпеть. Когда-нибудь же они разогреют их и подавятся своей соевой дичью. Но мухи! Одна оказалась слепнем, чешусь теперь как помойный бобик.

Почему Создатель атрофировал у людей хвост? Почему у всех приличных тварей божьих есть, чем отмахиваться от паразитов, а у нас нет? Вот представьте, если б он был. Какое удобство! А как бы это повлияло на моду и прочий кутюр! Сколько бантиков, колечек и прочих фенечек можно было б напридумывать. Ну, хвосты, естественно, делили бы людей на виды и подвиды: с толстыми и тонкими, длинными и короткими, прямыми и закрученными. Расцвели бы пирсинг, тату и эпиляция. Я бы возжелал до щиколоток и с кисточкой, и с наколкой «Мухи, нахер!». Ой бл***, теперь за жопу укусило!

Неподалеку раздается чавканье и бульканье, перемешанное с восточной интонацией брутальных голосов. Нехотя поворачиваюсь уже залитыми потом глазами. Трое гастарбайтеров с одинаково короткими брахицефальными черепами понуро раздирают курицу-якобы-гриль и запивают сладким «колокольчиком» на аспартаме. Их землистые руки и шеи смотрятся отдельно от бледных сухопарых тел. У них тоже бывают выходные?

Один плосколицый бросает трубчатую куриную кость в сторону моего пса. Я на автомате выкрикиваю «Фу, бяка!» Получилось как-то по-расистски. И пес высокомерно не шевельнулся, выказав московское превосходство перед дешевой рабочей силой. Писец, какие ж мы снобы!

В качестве компенсации за выдержку делюсь с псиной сырным бутербродом и наливаю в ладонь холодной воды из термоса. Азиаты оживленно обсуждают, разглядывая чудо-пса и отмахиваясь жирными руками от мух. Им издали кажется, что в термосе чай или кофе.

Зудит уже все. Хватит! В России нужно бороться не с врагами народа, даже не с бедностью, а с мухами! Вот вам и национальная идея, получите, распишитесь и вперед, крест-накрест в липкой ленте как пулеметчики, на баррикады!
Всего-то десять лет тому, в какой-то из программ телеканала Культура, ведь мы, старички, ещё смотрим в телевизор, промелькнула цитата из Льва Николаевича, поразившая меня прямо в моё, израненное виртуализацией, семидесяти семилетнее сердце.
Сказано было так, чтобы отозвалось через век, да ещё и в Инете…
К сожалению, я не запомнил дословно, так что, вот Вам, мой внимательный читатель, моё впечатление от этой великолепной сребробородой мысли.
А слово было замолвлено о нас, о поэтах, которые должны были втиснуть в несколько строк целый роман…
Что совершенно невозможно!
А я ещё и тут же сообразил на двоих с духом гения, что всё это приходится почти всегда проговаривать в напяленном на тебя наморднике силлабо-тонической системы нашего с вами субтильного сложения стиха, да ещё и на строгом поводке написанного до тебя.
Ты рвёшься вперёд, увидев чёрную кошку в одном из разноцветных квадратов Малевича, шипы ошейника впиваются в горло…
И ты только и можешь, что завыть что-нибудь этакое, оригинальное, но…
Почти уже не члено и, к тому же, совсем, совсем и навсегда
…раздельное с тем, что ты так хотел громко и внятно продекламировать человечеству.

И шо...

Ой, всего ничего, десять лет промелькнуло, а мы, почти все и как один, уже в настоящих намордниках ходим и вспоминаем, ностальгически, когда эти приспособления были виртуальными...
Кто я? Где я? Что было вчера? Как сильно гудят ноги... Кто-нибудь, разлепите мне веки. Я вий, большой и страшный, хочу выбраться и разглядеть этот мир.
Вспомнил, я прапорщик российской армии. Нет, даже генерал. Ну, вчера точно был генералом. Мне даже кто-то говорил:

- Пардон-с, мой генерал, ваше лицо как то не очень смотрится в этом винегрете.

Как же гудят ноги... Ну, конечно,гудят. Ведь они в ботинках 41 размера, когда ещё вчера утром у меня был 44. Какой подлец обул меня в чужие ботинки?
Я вспомню всё, и он мне за это ответит.А эта простыня! Она так жмёт в подмышках.
Знаю, это во всём виноваты папуасы из Новой Гвинеи. Больше некому. Нажрутся забродивших бананов, а потом рассуждают о глубинах физической материи. Да, да ,я вчера одного такого видел у магазина. Морда чёрная, глаза узкие, кудри на бровях, борода не чёсана, руки трясутся. Ну точно до этого всю ночь о физической материи размышлял. Вылитый папуас.

- Дайте мне,- говорит, на струны для баяна, а то фортепьяно порвался.

Я ему дал на горн и отправил дудеть в другом месте.

Как же много в нашей стране папуасов... А откуда они берутся? Да от людей в ботинках 41ого размера, с простынёй в подмышках и укутанных в наволочку в позе эмбриона. Папуасы берутся от эмбриона, уставшего в вечной борьбы за существование.
Кто же я? Эмбрион генерала в ботинках, но без штанов с лампасами? Кто похитил мои брюки с лампасами? Наверное, это тот вчерашний прапорщик, которого я разжаловал в лейтенанты за непристойное поведение. Это надо же, ущипнуть даму за задницу вперёд генерала. Никакой субординации. Молодёжь нонча никак давеча. Бывало, как вскочишь на вороного коня, в одной руке сабля, в другой кинжал, усы по ветру, папаха на глазах и за сорок вёрст к милой, только пыль из под копыт летит. Прискачешь, у забора споешь, спляшешь, будущей тёще доброе слово скажешь и обратно в гарнизон. Романтика.

Чего это я? У меня и коня то вроде отродясь не было.

Точно, это прапорщик штаны стащил. Зачем ему мои штаны? У него же по физиономии видно, что прапорщик. Прапорщику сроду не сделать такое умное и интеллигентное лицо, как у меня. Ну, значит и ботинки он, зараза упёр. Ох, уж мне этот прапорщик, с исконно-русской фамилией Мидак.

Так, с брюками и ботинками разобрался. Теперь надо понять, кто стащил мои лучшие семейные трусы в горошек и подменил их на стринги. Сейчас таких прелестных парашютов уже не шьют. Ткацкая фабрика *Заря Коммунизма* закрылась вместе с верой в светлое будущее. Не иначе, как жена прапорщика. Вот значит как, у них семейный подряд. Они воруют одежду с людей, уставших после тяжёлого трудового дня. Воруют и распродают на "авито" по сбросовым ценам. Я их всех выведу на чистые пруды. Я им покажу, как прудить там, где прудить не велено, и даже где велено не прудить. Припомню им, как продавать кильку в томатном соусе и говорить, что это осётр,выловленный в горных реках Кавказа, только очень маленький.

О, как же болит голова... Мне срочно нужен адъютант, я знаю, он ходит где-то в закоулках нашей квартиры и ищет мои штаны с лампасами, больше ведь ему заняться не чем.

- Адъютант, адъютант, коня мне и карету! Тьфу ты, стакан воды и аспирину.

      Жена

О, бежит, но какой-то цокот не армейский. Зачем адъютанту надевать туфли на каблуках?
Ой, это ты, моё прекрасное творение, чудесный аленький цветок(завял правда, немного) лилия моя небесной красоты. Ты извини, я не одет чуть-чуть.

Что говоришь? Я кобель, алкаш, свиное рыло? Будь так любезна, водички принеси. Кто принесёт? Марина? А где Марина? Что ушла и унесла мои трусы. А мне оставила свой? Да как она посмела? Я вижу что на мне явно не твой стринги. Милая это она во всём виновата, подлог не иначе. Мы ей этого не простим. Что? Я хотел отнять штаны у генерала, взамен ему совал свои? А как же прапорщик Мидак? Кто? Я Мидак, а ты моя мидачка? И склада больше не видать. Жизнь явно пошла под откос.

Милая, я тебе точно говорю, это во всём папуасы виноваты.

Инжыр

(Монах)
12 2021-12-24 0 85
Сегодня был с утра я на базаре
Искал на полках яблокн и грушы
Торговцы вслед мне весело кричале
Эй инжинэр ты ищиш наши душы?

Ты нас послушай наш товар хороший
Если по жызни ты бродяга и бездельнег
Зачем батон ты понапрасну крошыш
Сегодня день тижолый понедельнег

Купи все оптом - оптом будет скидка
Глаза мои по фруктам разбежались
Торговый люд навязчивый и прыткий
И давит своей наглостью на жалость

Я не смущалсо силой битой рифмы
Знавал по жизне было и похуже
И своей лирай - лирой позитивной
С толпою пестрою знаком я был
и дружен

Я улыбалсо - злил торговцев видом
Помят костюмчег - стоптаны галошы
Они мне предлагале неликвиды
А я махал им галстуком в горошек

Потом решил что бы не быть голодным
Достал с кармана пачку доллоров и евра
Поэт чтоб быть поэтом всенародным
То должен быть здоровым и небедным

Купил хурмы и манга с авакадай
Купил я сливы яблоке и груши
Мы инженеры - потому что нада
Лечить словами человечьи души

ПОЛНЫЙ АБЗАЦ! (18+)

(Олег ЛИЕВИЧ)
55 О старости 2021-10-02 5 300
ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ
* В результате повторных и тщательно проведенных анализов слюны, крови, мочи и кала был установлен окончательный диагноз: человек – дерьмо!

      
      1000 И ОДНА НОЧЬ
* Всего тысячи и одной ночи хватило мудрейшему падишаху, чтобы он смутно стал догадываться, что Шахерезада ему так и не даст…

      
      СТАРИК ХОТТАБЫЧ
* Могущественный волшебник старик Хоттабыч выдернул из своей волшебной бороды седую волосинку и на одну седую волосинку стал моложе…

      
      ПОЧТИ "БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА"
* Шел. Подскользнулся. Помогли упасть. Сплошной закрытый перелом. Потерял сознание, кошелек, телефон. Очнулся – полиэтиленовый мешок!

      
      ВОЗРАСТНОЙ БАЛАНС
* Когда человека подводят старческие зрение, слух и дикция, его выручают старческие маразм, склероз и обидчивость…

      
      ГОРЬКО!
* Снял Колобок проститутку и горько заплакал: заплатить за услугу есть чем, а получить услугу нечем…

      
      ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ
* Моча – в голову, пыль – в глаза, седина – в бороду, плевок – в душу, бес – в ребро, колено – в пах: вот, что значит «не задался денек»…

      
      ДЕМОКРАТИЧНЫЙ ВЫБОР
* Все Извилины прямым голосованием избрали Президентом Организма – Кишечник!

      
      ОБИДНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ
* Лучший из двухсот миллионов, Сперматозоид-победитель, спустя тридцать лет после брака с Яйцеклеткой узнал от нее, что он лох, неудачник и козел…

      
      В АКТИВНОМ ПОИСКЕ
* Одинокий, одноглазый, одноногий однолюб…

      
      МЕРЗАВКА ЖИЗНЬ
*Жизнь дала очередную трещину – подходящие уж не подходят женщины...
Порфирий Михайлович Ломоносов к своим преклонным годам повидал и пережил многое на своём веку. На вид ему можно было дать лет восемьдесят. Но никто даже не догадывался, что Порфирию стукнуло уже пять сотен лет. Силу и молодость он черпал в крови, а кровь брал, убивая юношей мужского пола. Впрочем, убивать ему приходилось не часто, всего лишь раз в сто лет, когда тело приходило в негодность и требовало обновления. Порфирий был вампир. Нет, не злой и не кровожадный, а как раз наоборот, добродушный и человеколюбивый. Каждый раз перед убийством очередной жертвы он испытывал невероятные угрызения свести. Совесть мучила, но на преступление всё равно шёл, потому как очень любил жизнь. Свою жизнь! И она перетягивала на себя по отношению к чужой. Но на этот раз Порфирий решил окончательно и бесповоротно не прибегать к насилию. Прочтя очень много трудов по химии, анатомии и физике, он нашёл для себя иное решение данного вопроса. Порфирий надумал создать необходимое количество искусственной крови и больше не мучиться угрызениями совести. Все нужные материалы уже были собраны. Кровь он взял с молодого соседского козлёнка Борьки, который воровал у него капусту на огороде. Недостатка в помёте летучих мышей тоже не было, только пришлось прогуляться до пещер. Ещё понадобились куриные лапки, немного ртути, вода с родника и марганцовка.
Лежи, не лежи, а надо приниматься за работу. Порфирий встал с кровати и подошёл к зеркалу. Взглянув на себя, он пригладил редкие седые волосы на лысеющей голове и надел ермолку. Затем накинул халат на белую сорочку и обмотался зелёным шарфом. Не спеша, шаркающей походкой, Порфирий спустился в подвал, где у него находилась лаборатория. На столе и полочках, висящих на стенке, стояли колбочки и пробирки. Он взял небольшую ступу, высыпал туда помёт и растёр толкушкой. Затем налил кровь в одну из колбочек, взял другую, с разбавленной в воде марганцовкой и перелил в первую.

- Так, так, так, сейчас посмотрим, что у нас получается, - произнёс он.

Порфирий взболтал сосуд и взглянул на содержимое, немного прищурив глаза.

- Надо записать, трехпроцентный раствор марганцовки в количестве ста грамм на триста грамм крови.

Он взял перо в немощную, старческую, трясущуюся руку и стал скрести им по листку бумаги. Буквы лихо отплясывали гопак, прыгая одна на другую, стремясь уронить соседку.

- Ну вот, а теперь надо добавить две капли ртути.

Взял пипетку и капнул две капельки в содержимое колбочки.

- А теперь десять грамм мышиного помёта.

Порфирий сыпанул примерное количество вещества из ступы в колбу и взболтал её.

- Так, так, так, - он поднёс сосуд поближе к плохо видящим глазам и провёл рукой по маленькой седой бородке. Затем поднёс к длинному носу, вдохнув едкий запах, - Фу, какая гадость, - произнёс он, выдохнув и поморщился, - значит так, а теперь надо добавить тёртых куриных лапок. Нам нужно где-то грамм сто примерно. Так и запишем, грамм сто куриного порошка, назовём его, к примеру, кнорр. Очень хорошее название, может в будущем пригодится.

Порфирий потёр руки и взялся снова за перо. Буквы опять стали плясать, но теперь не слева на право, а наоборот. Дописав, наш алхимик зачерпнул из тарелочки чайной ложкой тёртый порошок и засыпал в колбу.

- Ну, вот и всё, - произнёс он, снова взболтав содержимое, - не будем тянуть и опробуем, надеюсь, я переживу девятнадцатый век и увижу ещё двадцать первый.

Порфирий отхлебнул из сосуда, слегка поморщился и кашлянул. Взяв маленькое зеркальце, стал разглядывать себя. Морщинки на лице разгладились, едва видные синеющие губы приобрели полноватый вид, налившись кровью. Сняв ермолку, он увидел, что на седой лысеющей голове стали появляться чёрные кучерявые волосы, а старые выпали. Порфирий почувствовал, как дряблые мышцы на туловище и ногах подросли и приобрели упругость.

- Ну вот, всё получилось, - улыбнулся он сам себе в зеркало, - а бороду я сбрею.

Поднявшись наверх, Порфирий ощутил, что головной убор становится мал, сняв его, он снова взглянул в зеркало. На голове появились маленькие рожки.

- Ну вот, с кровью видно перестарался. Вот так всю жизнь на авось, а потом рога растут. Да ладно, ничего, подпилим, может и не заметят. В следующий раз буду взвешивать и заливать в граммах, как положено. Плохо, что место жительства опять менять надо. Но хорошо, что документы с пропиской не спрашивают. Что-то квашеной капустки захотелось, пойду, пожалуй, перекушу.

© Copyright: Роман Синицин, 2021
Свидетельство о публикации №221122100743
Ох уж эта собака!

      Ох уж эта собака! Соседский ушастый спаниель неутомимо выл в любое время дня и ночи, как только хозяева оставляли его одного дома. Дмитрий уже установил шумоизоляцию в квартире, и даже частое звучание электрогитары от соседей его не беспокоило. Но, вот собачий вой имел какую-то особенную тональность. Тональность, присущую только этому единственному спаниелю на всём белом свете. И вот уже двенадцать часов ночи, а он всё воет, нагоняя тоску и безнадёгу. А завтра на работу.

Наконец, хлопнула соседская дверь, и счастливый пёсик побежал на выгул, волоча хозяйку за поводок и попутно метя лестничные марши. Дмитрий дождался прихода соседки с её четвероногим другом и позвонил в дверь. Открыла миловидная дама с курятником на голове, наспех наброшенном халате и погрызенных тапочках, из которых торчали рваные носки. Рядом стоял друг человека, виляя хвостом и с любопытством разглядывал Диму.

- Доброй ночи, Маргарита Львовна. Хорошая у Вас собака. Ни днём, ни ночью с ней не соскучишься. Разговорчивая такая. Всё что-то на жизнь жалуется. То луна ни так ей светит, то косточка невкусная. Маргарита Львовна, мне ведь завтра на работу. Вы, если из дома уходите, забираете с собой собаку, она ведь всему дому покоя не даёт.

- Да знаю я, Дима. Вы уж меня извините, но куда я её дену?

- Заниматься надо с собакой. Это охотничий пёс, ему как минимум десять километров в день пробегать нужно. А он у Вас дома сидит,мается. Вы когда из дома выходите, не разрешайте себя провожать. На порог ни-ни, невидимую черту проведите, чтобы знал. Он же своим воем выражает недовольство Вами. Как так, он хозяин в доме, а Вы его одного оставили. Вызовите психолога по собакам, пусть с ним позанимаются. Ну, так же нельзя, Вы же не одни живёте.

- Хорошо, Димочка, я постараюсь что-нибудь сделать.

- Постараетесь, пожалуйста.

Дама со смущением на лице закрыла дверь. И Дима остался доволен разговором. Кажется, соседка неплохая, понятливая. Ругаться не пришлось. Да и к участковому идти жаловаться не хотелось. Дмитрий был сторонником того, что конфликты надо решать полюбовно.

И действительно, в течение месяца собаку не было слышно. Но, однажды, с самого утра в воскресный день Дмитрия с женой разбудил собачий вой.

- Ну вот, Леночка, опять эта псина. Что с ней делать? Так хочется её придушить.

- Но ведь собака то не виновата, милый, - ответила супруга, нежно погладив Дмитрия по голове, и поцеловала его в щёку.

- Знаю, что не виновата, а как быть?

Он вскочил с дивана и направился к ноутбуку.

- Сейчас я ей покажу! Алиса, скачать звуки, подавляющие собачью волю!

Алиса что-то выдала, Дмитрий скачал данные и скопировал их на флеш-карту.

- Ну, сейчас я тебе задам, ушастик!

Он направил колонки на соседскую стену, и из динамиков понеслись ужасные звуки. Скрип дверей, вой сирен, стрекотание кузнечиков.

Лена заткнула уши, а Дмитрий прибавил громкость. Собака на несколько минут замолчала, но потом стала выть ещё сильнее прежнего.

- Дорогой, да выключи ты это! Она раньше хоть с перерывами скулила, а теперь вообще не умолкает.

Но Дмитрий уже вошёл в раж. Видно, у этой собаки избыток силы воли, подумал он, сделав ещё громче. Но спаниель даже и не собирался успокаиваться и подавлять волю.
Тут раздался звонок в дверь. Дмитрий открыл. На пороге, в трусах и майке, стоял пожилой сосед дядя Лёша.

- Димон, ну ты что с ума то сходишь? Утро раннее.

- Я с ума схожу? А спаниель этот не сходит?

- Ну, ведь ты же не собака! Что с него взять? Пёс не виноват, что хозяева такие.

- Извини, дядя Лёша, сейчас выключу.

Дима выключил колонки и уселся на диван. Собака надрывалась с прежней силой.

- Дорогая, я её поймаю, вывезу в лес и отдам на съедение волкам. Должен же быть выход, Лена!

- Миленький, нам только остаётся молиться о её скоропостижной смерти. Другого выхода я не вижу.

- Не смерти, а кончине. Но, родная, как можно у Бога просить чьей-то смерти? Пусть даже это животное.

Отчаявшись, Дмитрий встал на колени и начал молиться.

- Дорогой Господь. Ты видишь эту ужасную собаку. Точнее, она совсем не ужасная, но ужасно воет. Дай нам выход из этой ситуации. Помоги понять, что нам делать. Успокой её, ты же можешь это сделать, мы все в руках твоих, и даже эта собака, собака эдакая. Благодарю тебя, Господи, за твоё терпение к нам грешным и дай нам тоже чуточку. Хотя, может терпения уже не надо, помоги угомонить собачку. Аминь.

И тут Лена встала с дивана и направилась в коридор. Там она встала на четвереньки у дверей и стала подвывать:

- Ууууу, гав-гав, ууууу, тяв-тяв.

- Лен, ты что сдурела? Я точно прибью эту собаку вместе с соседями!

А жена продолжала:

- Уууу, гав, ууу, гав.

За стенкой затихло. Потом раздался слабый собачий скулёж:

- Ууу, гав-гав.

Лена ещё пару раз тявкнула, в ответ раздалось ещё тише:

- Ууу, гав, - и спаниель замолк.

- Непредсказуемы дела твои, Господи, - удивился Дима, подняв руки к потолку. А я уже подумал, что у тебя, родная, крыша поехала.

- Почти, дорогой, но мы всё-таки нашли общий язык с этой сучкой.

- Это кобель, миленькая, - прошептал в ответ Дима, обняв и поцеловав за ушком Лену.
Тепловоз тронулся и потащил наш плацкартный вагон вдаль от ночного города. Вагон был забит, как банка кильки, пролежавшая день на солнце. Где-то у тамбура дородная проводница, прижавшая пышной грудью к стене не очень рослого мужичка лет 40, требовала у него билет или деньги. Грудь упиралась ему в лоб так, что отвечать приходилось в районе пупка.

Это дядя Вова, папин друг, он едет со мной и моим отцом за ягодами.

Где-то там, в другой половине вагона, дядя Коля ведёт тихую беседу о проблемах расизма с группой цыган, которые упорно доказывают ему, что они тихая, мирная нация и наркотой никогда не торговали, а что такое банщить (торговля наркотиками), они не знают и вообще в баню не ходят. Но дядя Коля упорно хочет их убедить, что в баню им как раз не мешало бы сходить.
У Володи с Коляном ещё утром и мысли о ягодах не было. Какие ягоды, если только вчера дали получку и в магазине так много не выпитых спиртных напитков, а на улице лето много лавочек и кустов, где можно посидеть и полежать.
По итогу, в течение дня Колюня получил синяк под глаз в неравной схватке с тремя бандеровцами (вообще, я понял, проблема нации его конёк), а Володю просто оттаскали за уши, чтобы под ногами не путался. В конечном счёте наших друзей посетила мысль, а не умчаться ли им в ночь на дикой электричке за ягодами на лоно природы, услышать тишину, вдохнуть свежего воздуха, послушать пение птиц (при этом, не забыв захватить с собой два пузыря) и объединиться с природой.
За компанию позвали и нас с отцом.

- Прррр - пыхтел в пупок проводнице дядя Вова и запихивал ей в бюст несколько помятых купюр.

- Вот так бы сразу, а то позабыт, позаброшен, по приютам скитался, хулиганы последнюю мелочь отобрали.

- И кто тут у нас ещё за проезд платить не хочет?

Пол вагона уже даже забыли, что надо платить, ведь ей надо как-то до них добраться. Хозяйка вагона отступила от Вована и он плавно осел на пол, раскрыв в улыбке беззубый рот, выдохнув, он высказал философскую мысль:

- Русские бабы ого-го, не хухры-мухры, это вам не сусликов за хвост таскать.

А проводница плавно, как ледокол, стала продвигаться к заждавшимся постояльцам вагона.
Вовчик развязал рюкзачок, засунул туда своё слегка небритое рыльце, отхлебнул из горлышка, показал свою очаровательную улыбку и сказал:

- Ну, сейчас спою.

Отец поднёс указательный палец к губам, типа сольное выступление в вагоне сейчас совсем необязательно.

- Всё понял, братан, я спокоен, как баркас в преддверии шторма,- сказал Вован и стал переминать дёснами, посасывая и причмокивая солёный огурец.

- Я инвалид с детства! - кричал на проводницу здоровенный детина.

Его живот, наподобие аквариума, никак не давал трико подняться выше области паха, а футболка с надписью *Ельцин ещё наведёт порядок* норовила оголить грудь третьего размера.

- Я требую льготный проезд и сидячие места!- Возмущался обиженный жизнью мужчина.

Полагаю, он рассчитывал как минимум на два.

- Да тут дети стоя едут!- воскликнул дядя Вова и показал на меня.

Да, 16- это ещё вполне детский возраст, учитывая какие глупости лезут в голову.

- А полежать не хочешь? Сейчас я тебе в тамбуре постелю, а малыш из сиротского приюта тебе колыбельную споёт, - кричала проводница. - Тебя когда мамка с папкой зачинали, ты ещё видно не был инвалидом, уж больно шустро ты до места добрался. Полагаю, наверное, там в боях за место под солнцем было нанесено непоправимое увечье, а характер остался. Плати за проезд или сейчас высажу!

У инвалида в трико планов на высадку не было и он поделился кровно заработанными, тем более что все документы он забыл в парадно-выходном костюме, но пообещал обратиться в генпрокуратуру в министерство РЖД и лично к товарищу Садыкову. Мне показалось, что проводница, как и все остальные в вагоне, явно не знали, кто такой Садыков и чем он так страшен.

- А ты садись сюда, мальчик,- сказала вагоноуправ и вежливо задвинула к окну мужика с удочками и ведром под мышкой.

Какое же это было унижение моего мужского достоинства. Тем более что напротив меня сидела симпатичная молоденькая девушка. И как я не старался сделать мужественное, волевое, серьёзное лицо, похоже, кроме прыщей, она там ничего не нашла, ну, если только капельку житейской мудрости в моих глазах.

А ледокол тем временем неуклонно двигался вперёд, сметая и подгребая под свои винты всё лишнее. И вот он настиг группу в цветастых рубашках с, одиноко затесавшейся в это богатство цветов, полосатой тельняшке. Тельняшка дяди Коли уже была на половину порвана на груди. И, как обычно в таких случаях, было слышно:

- Да мы, да я под Кандагаром ни одного цыгана не видел, я за вас кровь проливал, а вы тут моих детей на иглу сажали!

Мне подумалось, что в то время эти цыгане сами были детьми и на иглу тогда ещё никто детей не сажал.

А он продолжал:

- Да я сейчас достану из чумадана цепь на двадцать метров и как начну вам на шеи наматывать!

Мне даже немного страшно стало. К слову сказать, ни в каком Кандагаре он не был и в ВДВ не служил, а вместо автомата носил ломик в дисбате. Но, видно, бурная молодость прошла даром и ничему его не научила.

Ледокол подошёл ближе:

- Слушай ты, орёл комнатный, если сейчас не успокоишься, я достану из блузки свой лифчик, намотаю тебе на причинное место, привяжу к чемодану и отправлю вас вместе с багажом осваивать просторы кадуйских лесов и болот.

Хоть он к этому и стремился, когда садился в электричку, но было понятно, что не здесь и не сейчас. И вообще, кадуйские болота он видел и ему хотелось бы заехать подальше, там воздух чище. Комнатный орёл поник и вместе с ним воспоминания о былой славе. Собрав дань, ледокол вернулся на прежний курс. А вместо цепочки на двадцать метров дядя Коля достал из дорожной сумки пузырь тёплой водки с набором раскладных стаканчиков.

Говорят, от любви до ненависти один шаг, а бывает и наоборот. И вот не прошло и получаса, как Колюня стремиться поцеловать в засос усатого цыгана, усач отстраняется, но куда он денется от крепких, мужских объятий дяди Коли. А Володя хотел бы присоединиться к дружной компании, по жестам рук и открытого рта видно, что он стремится туда. Но он же не ледокол. Разве что проползти, но как оставить насиженное место, плюс усталость прожитого дня. Находится кардинальное решение, надо всё-таки спеть. И он завыл тихим, тоскливым голосом:

- Эх, дороги, пыль да туман.

Батя молчит, в этой стадии останавливать уже бесполезно. А цыгане раздобыли где-то гитару и затянули в унисон дяде Вове романс, благо, ледокол уже покинул вагон. Ну, а дяде Коле не дают покоя воспоминания о прожитой молодости и он начинает мурлыкать что-то про синеву, хорошо, что у нас в вагоне больше нет десантников, а то бы пришлось дёргать стоп-кран и искать дядю Колю на просторах бабаевского района.

Ну, вот и наша остановка. А дальше? Дальше вокзал, сон на лавочках, поход в лес и дикие стоны дяди Вовы на болоте:

- Мама, зачем ты меня родила, куда вы меня завезли, я хочу домой, мне так плохо…

- Да, мало водки взяли, - сказал дядя Коля.

© Copyright: Роман Синицин, 2020
Свидетельство о публикации №220112801753
Вася сидел, обеими руками вцепившись в ручки кресла. По телевизору разыгрывалась потрясающая хоккейная баталия. У нашей сборной были все шансы выиграть японцев. Российские соколы в кой-то веки вышли в четвертьфинал. Второй период, а счёт всё 0-0. Старший тренер Абдурахманов усердно подбадривает клюшкой по спине капитана команды Поляжатько.

- Да, с Петром Григорьевичем Абдурахмановым не полежишь, - произнёс осипшим голосом комментатор. Ну вот, наконец-то Поляжатько рванул на помощь к своим, погибающим на льду, товарищам. Ой-ёй-ёй, что я вижу! Японский полузащитник Хлеста Нукоя Пороже зажал в углу нашего капитана. Как ему не стыдно домогаться сзади до беззащитных соперников. В смысле, защита то на Поляжатько пока имеется и ракушка и бронированные трусы, но вот шайбу то ему ещё никто не пасовал. Ну вот, вижу, наш защитник Петухов спешит на выручку. Он перекрыл спиной своего товарища и Поляжатько оказался свободен. Полежатько укатил а наш защитник сейчас покажет Хлеста Нукая Пороже, кто петух в этом курятнике. Ну, а мы не спеша перенесёмся к воротам соперника. Зайцев делает финт клюшкой, ая-яй, шайба пролетает мимо ворот Несси Ко Явваротах.

Василий вскочил с кресла, забыв отпустить правый подлокотник, который посыпался снежинками в виде поролона и опилок.

- Куда ты смотришь, заяц? У тебя для чего уши из под шлема торчат? - возмущался Василий, аккуратно положив на пол подлокотник. Тебе же Курочкин кричал – косой, пасуй сюда, падла. А Курочкин то что, мухоморов наклевался? Зачем тебе шайба, ты же вратарь!

Вася уселся обратно в кресло. Тем временем баталия продолжалась.

- Ну вот, Тояма То Конава перехватил шайбу и движется к нашим воротам, - продолжил комментатор. А где же наш вратарь? Курочкин поспешил на помощь Петухову. И кто же будет защищать ворота? Тояма То Конава уже мелким брассом ног передвигается в нашу зону. Ну вот Курочкин всё-таки оторвал Петухова от Хлеста Нукая Пороже, который уже перестал подавать признаки сопротивления. Ну, давай же, Курочкин, давай, спеши к воротам. Вот молодец наш вратарь, он уже перешёл с мелкого баттерфляя в крупный галоп. А вот и наш капитан! Сейчас он настигнет Тояма То Конаву! Увы, не получилось, Шире Ха Ри прижал его к бортику. И тут Петухов опять, как Чип и Дейл, спешит на помощь. Нелегко, скажу я вам, друзья, придётся Петухову. Ведь Шире Ха Ри бывший борец сумо. И вот Тояма То Конава делает взмах клюшкой, щелчок и шайба летит в пытающегося подняться Хлеста Нукая Пороже. Ой, ой, кажется Шире Ха Ри раздавил Полежатько. Не успел, не успел Петухов помочь товарищу. И уже бегут двое с носилками. А где же у нас Зайцев? Вот же он, жестами рук пытается показать Нисси Ко Явваротах на сколько далеко Курилы находятся от Японии. Друзья мои, не время, не время сейчас вступать в политическую полемику. Ну вот и гудок, конец второго периода. Шире Ха Ри удалён на две минуты и у нас будет фора после кратковременной передышки.

- А я же кричал, кричал Петухову ещё в первом периоде! Дай Шире Ха Ри клюшкой по харе! Теперь Полежатько не отлежаться будет. Он вначале хотя бы коньками лёд загребал, а потом совсем поник, бедолага. Вон какие сугробы намёл, - возмущался Вася, убирая крошки от чипсов с бороды. Чему их там только и учат.

По телевизору начались новости. И диктор вещал, что США хотят принести демократию в Северную Корею. Уже всё готово для этой крайне важной миссии, танки, ракеты и самолёты бороздят просторы авианосцев. Но вот подлый Ким Чен Ын категорически возражает и не приемлет гуманных целей Северной Америки. Потому как хоть они и тоже северные, но рылом не подходят к их региону.

- Какой, к лешему, член ын? - возмутился Вася, - тут Полежатько задавили! - и в гневе оторвал второй подлокотник.

Диктор продолжал говорить об увеличение пенсий на целых сто рублей, благодаря повышению пенсионного возраста. О том, что у Пугачёвой с Галкиным в замке потекла канализационная труба, затопив спальный гарнитур на 500000 долларов и несчастному Максимке придётся выходить целых две недели на подработки.

Новости закончились, и началась трансляция матча. Из телевизора раздался голос комментатора:

- Да, вот такие дела, дорогие товарищи. На пороге третья мировая, а тут ещё и Поляжатько задавили. О, что я вижу! Абдурахманов на этот раз подбадривает клюшкой по каске Полежатько младшего. Японцам нас никогда не одолеть! Наша родина рожает своих героев моментально. До начала третьего периода осталось три минуты. Шире Ха Ри на скамейке запасных делает разминку, притопывая ногами и хлопая в ладоши. Петухов тоже разминается, глядя проникновенным взглядом на японского защитника, делая круговые движения клюшкой. Ну, вот игроки выкатываются на лёд. И у нас есть шанс забить гол, пока японская команда играет в меньшинстве. Что-то я опять не вижу Курочкина. Да вот же он, пытается забрать клюшку у Несси Ко Явваротах, а взамен суёт ему кинжал для харакири. Несси Ко Явваротах показывает ему шрам от аппендицита и жестами показывает, что уже делал, но ничего не получилось. Да, сделки не произошло, и Курочкин вальяжно направился к своим воротам. Наконец Насу Ку Исука выкатывается в центр поля, а ему противостоит Полежатько.   Судья бросает шайбу, щелчок клюшками и шайба остаётся на месте. Так, так, так, ага, бегут двое с носилками и новый судья на смену, не успевшему отскочить предыдущему. Бросок, щелчок и шайба летит к воротам Несси Ко Явваротах. А там Чудинов перехватывает и чудит прямо в штангу, от штанги отлетает к Чудинову и он снова чудит во вторую. И тут подлетает Не Хер Ака, перехватывает шайбу и пасует Несси Ко Явваротах. Ииии, гол!!! Курочкин уже у ворот соперника и пихает кинжал удивлённому Несси Ко. Какой же молодец Чудинов! Это надо же, в доли секунды просчитать такую шахматную комбинацию!

Вася вскочил с кресла и, схватив проходившего украдкой кота Яшку, начал его подбрасывать к потолку. Яшка радостно кричал:

- Нессик Ко, Несси Ко, - царапался и от избытка чувств описался.

Тем временем Шире Ха Ри уже вышел со скамейки штрафников и вступил в бой, ухватив за трусы Зайцева. Наш хоккеист, будучи уже в лежачем положении, отбрыкивался и пытался кролем доползти до шайбы.

- Аяя-яй, что же делает Шири Ха Ри! Где же Петухов? - возмущался комментатор. А вот и он, спешит на помощь вместе с Курочкиным. А кто же у нас на воротах? А на воротах стоит Чудинов. Интересная комбинация. Насу Ку Исука перехватывает шайбу, обводит Полежатько и подаёт пас Не Хер Ака. Щелчок и шайба летит в штангу, ещё щелчок, ударяется о конёк Чудинова и отскакивает к Не Хер Ака, ещё щелчок и гол. Да, что не говори, Не Хер Ака лучший бомбардир матча.

Василий вскочил с кресла и хотел схватить кота, который лежал, переживая впечатления от полётов к потолку. Но Яшка всё понял и ускакал мелкими перебежками на задних лапах.

- Ну и комментатор! Нашим гол забили и никаких эмоций! Наберут тренеров по плаванью!

Вася пнул кресло и у него отвалилась ножка. Кот замяукал, выглядывая из-за стенки. То ли выражая солидарность с хозяином, то ли жалуясь на чипсы в своей миске. Что, Яшка, чипсы надоели? Там на подоконнике банка с солёными огурцами стоит, можешь взять пару штук. Мне сейчас некогда тобой заниматься. Вот Танька через неделю с отпуска вернётся, «Педигри» тебе купит.

Василий уселся в кресло и продолжил просмотр, а кот отправился за огурцами. На льду разворачивалась ожесточённая потасовка. На Шире Ха Ри остались одни   то ли маваси, то ли стринги, Петухов сидел на нём, а Курочкин тыкал ему в попу клюшкой.

-Здесь попахивает международным конфликтом, скажу я вам, дорогие телезрители, - произнёс комментатор.

На подмогу спешит Хлестану Ка Япороже. Но тут вмешивается судья, показывая Курочкину, что ворота находятся в другой части поля. Шире Ха Ри уносят на скамейку штрафников, да и Петухов отправляется туда же. Ну что же, ристалище продолжится четыре на четыре. До конца матча остались считанные минуты. Ну вот, Насу Ку Исука и Пыжиков выплывают на сбрасывание. Судья бросает шайбу, щелчок и шайба летит к Некаму Ка Недам. Полежатько рванул за Некаму Ка к нашим воротам. А от ворот на него ринулся Курочкин. Ну, никак не стоится ему на воротах!

Вася опять вскочил с кресла с криком:

- Ну, куда ты, Курочкин, с насеста опять побежал?? Вот курица беговая!

Кот вышел с кухни и мяукнул.

- Да не за что, иди отсюда не отвлекай, - ответил Василий, усевшись в кресло.

Комментатор продолжал:

- Но что я вижу, Некаму ка, увидев Курочкина, развернулся и побежал к своим воротам. Полежатько с Чудиновым ринулись за ним. Несу Ка Ясука стоит свободный и щёлкает клюшкой. А Некому Ка уже пошёл на второй круг, возвращаясь к воротам Курочкина. Наш вратарь опять ринулся навстречу с Некаму Ка Не Дам. Японский нападающий рванул к своим воротам, где его уже ждут Чудинов с Полежатько. Некаму Ка пасует Насу Ку и шайба оказывается у Чудинова. Чудинов пасует Палежатько, который уже подкатил к японским воротам. Итак, щелчок клюшкой, штанга! Шайбу перехватывает Пыжиков и делает бросок прямо между ног Неси Ко Явваротах. И гол! Счёт 2-1 в пользу российских соколов! Мы слышим финальный гудок, какие же молодцы наши ребята, японскому хоккею ещё далеко до нашего! Итак, следующая встреча будет со сборной Австралии, нелегко, нелегко придётся нашим ребятам.

Василий встал с кресла, подошёл к коту, лежащему на диване с сытой мордой, нежно погладил его и сказал:

- Ну, Яшка, по такому случаю сейчас сбегаю в магазин и куплю тебе «Чаппи». Ну, а если наши у Австралии выиграют, то я тебе косточку принесу сырокопчёную. Любишь косточки? По глазам вижу, любишь.

© Copyright: Роман Синицин, 2021
Свидетельство о публикации №221032200892
Роды

На дворе шло четвертое тысячелетие и земля была перенаселена людьми. Чтобы иметь детей, нужны были немалые деньги для оплаты налогов и всяческих страховок. Те времена, когда за рождение наследника государство ещё и платило, давно прошли и казались сказкой. Новый протоплазмоидный человек мог обойтись без потребления земных ресурсов в таких количествах, да и работоспособность его была гораздо выше. Поэтому за него и не брали никаких взносов. Просто необходимо было купить материал. Но и на это у нас с женой не было денег. А детей хотелось. И мы решились. Вернее, решила жена, а мне пришлось согласиться стащить у себя на фабрике немножко искусственной протоплазмы. И случай как раз подвернулся. Мне велели отнести контейнер экспериментальной плазмы на утилизацию. Что-то у них там пошло ни так. Но, на халяву и уксус сладкий, говорят. И я прихватил домой комочек пластилинообразной, зелёной, вонючей и склизкой массы. Плазма была неучтённой и поэтому через проходную проходить я не побоялся.

- Чем это от вас так неестественно пахнет? - спросил меня робот-охранник на проходной.

- Это для тебя неестественно, а для меня вполне. Я в туалет хочу, а ты меня тут задерживаешь, дубина металлическая.

Одноглазый робот подмигнул мне пару раз и сказал:

- А, понимаю, выделения метана, естественный круговорот в природе.

- Слушай, железный, ты, наверное, в своё время химико-технологический факультет закончил? Не иначе, откуда бы такие глубокие познания? Ты меня выпускать будешь?

Робот открыл турникет и ещё раз подмигнул. Я понял, что это, наверное, любовь, но дома меня ждала жена.

Придя домой, я сразу крикнул с порога:

- Дорогая, у нас будет ребёнок!

- Ну вот, я же говорила тебе не шляться по барам с незнакомыми мужиками - съехидничала она.

- Да серьёзно, Света, я спёр немножко плазмы. Нам должно хватить.

Она выскочила из комнаты, обняла меня и сказала:

- Я знаю, это будет девочка.

- Возможно, милая, хотя, по виду это больше смахивает на пацана, не очень приятной наружности.

Приготовления не заняли много времени. Мы добавили в массу по капле нашей крови, чтобы в нём были наши гены и вложили чип с памятью предков, ну и ещё кучу всякой нужной и ненужной информации.
Я положил пластилиновый шарик под стеклянный купол, поддерживающий нужную для развития массы температуру в 80 градусов. Мы уселись со Светкой в кресла и стали наблюдать за процессом.

Через пол часа стали появляться ножки, потом ручки, а потом стало образовываться то, что отличает мужчину от женщины.

- Ну вот, пацан, - забубнила жена - это ты накаркал.

- Ну ничего, милая, пацан тоже не плохо.

И тут началось странное, между ног стала расти голова, а пипетка превратилась в нос, ну, а между рук стала появляться задняя часть.

- Ты что припёр, олух царя небесного? Это что такое? - закричала жена, вскочив с кресла.

- Тише, Света, не кричи при ребёнке, у него слабая психика. Это экспериментальная партия, могут быть нюансы. Сейчас всё исправим.

Я вытащил зародыш из купола как раз, когда он уже начал хлопать глазками в районе затылка. Благо, скелет полностью ещё не образовался и, взяв пластилиновую субстанция, скомкал в шарик, положив обратно под купол.

И мы снова стали наблюдать. На этот раз писюн появился первым.

- Ну вот, опять пацан, - возмутилась супруга.

- А что ты хочешь? Борьба за существование. Сразу видно упорство. Весь в батьку пошёл.

Жена, взглянув на меня, задумчиво выдала:

- А ты свою кровь туда намешал?

На этот раз голова появилась на своём месте, задняя часть на своём, но из неё стали расти руки. Когда же я снова стал вытаскивать зародыш, то из заднего прохода послышался глухой хриплый голос:

- Твою мать, что же вы делаете?

- Помолчи сынок, родители знают, что для тебя лучше,- приговаривал я, разминая его в шарик.

- Может ну его, давай отнесём на помойку - удручённо сказала жена.

- Ты что, милая, родное дитя и на помойку?

- С каких это пор он стал тебе родным? Голос, до боли знакомый, из задницы услышал что ли?

- Молчи, женщина. Если не желаешь принимать участие в родах, можешь удалиться. А я не хочу, что бы наш сын при живых родителях на свалке обитал.

Светка поёрзала в кресле, потом посмотрела на меня и на купол. Подняла указательный палец к виску и покрутила.

На этот раз вперёд появилась голова, потом ручки и ножки. Затем малюсенькое мужское достоинство и нереально длинный нос. Глазки,ушки и рот, всё оказалось на месте.

- Ну вот, нет чтоб нос с пипеткой поменялся местами,- заворчала опять жена. Теперь то я вижу, твоя кровь.

- Да не бубни ты. Смотри, какой красавец. Ты же хотела ребёночка.

- Ребёнка, да, а не это экспериментальной длинноносое чудо.

- Батяня-а-а, ты больше не будешь меня переделывать? - прохрипел сынок, когда я вытащил его из купола.

- Да что ты, родной, нет конечно, только носом мне в глаз не тыкай.

Взяв его на руки, мне показалось, что мы со спорами несколько его передержали, имея вес килограмм 20, он уже не был похож на младенца.

Я уложил новорожденного в кровать, и сынуля тут же захрапел, сдувая шторы на окнах.

- И как же ты его назовёшь, папаня? - спросила она, сидя за столом и придерживая руками подбородок.

- Ну, я где-то читал, что в древности жил такой мальчик с длинным носом. Его звали Буратино.

- И чем он известен, позволь у тебя поинтересоваться. Уж не великий ли полководец?

- Да нет, он был путешественник-кладоискатель.

- Посмотрим, что из твоего Буратино вырастет.

- Ты хотела сказать, из нашего?

- Нет, дорогой, экспериментальные Буратины - это не моё.

      
      Половинка

Батяня дал мне отличное имя. Буратино! Как звучит, ого-го, ни у кого такого нет! Если бы вы знали, как мне пришлось биться за собственное существование, когда я ещё был плазмой. Эта дура, из десятого отсека женских молекул, упорно хотела вылезти вперёд меня, собрав против нашего девятого армию атомов.
Но мы то тоже не лыком шиты.

Я сразу вперёд вырождал своё мужское достоинство, как флаг на флагштоке. А отец всё время перемешивал нас в пылу битвы, как только я начинал побеждать. И, по итогу, девчонке удалось конкретно укоротить мой половой признак и перебежать вместе со своей армией, переродившись в мой нос. А армия была не маленькая, скажу я вам. И теперь они суют его везде, куда ни попадя.

На утро отец повёл меня в садик. Я успел как раз на завтрак. Меня усадили за столик со здоровенным хомякообразным пареньком, который, причмокивая, высасывал макароны из тарелки и зыркал злыми глазками по сторонам.

- Привет, дружище!- сказал я и случайно опрокинул носом стакан с компотом ему в тарелку.

- Ты чего тут своим клювом машешь, дятел недоделанный? - взбушевался хомячок и пнул меня ногой под столом.

Тут во мне проснулись какие-то неведомые кавказские корни. Я схватил со стола вилку со словами:

- Слышь ты, да я тебя сейчас как барана резать буду!

И ткнул его носом в лоб. Карапуз с грохотом свалился со стула, откатившись, как шарик, вскочил и побежал жаловаться к воспитателю. Бурно размахивая руками, он показывал не вполне приличные жесты в мою сторону.

Ну и молодёжь пошла! Наглая, беспардонная и ябеды. Не то что в прошлом. Перевелись рыцари в наше время.

Воспитатель, подойдя ко мне, сказала:

- Буратино, ты зачем маленьких обижаешь? У нас в группе так не принято.

- А вы знаете, Настасья Никитична, что со свиным рылом за барский стол не лезут? Он тут хрюкал и макароны разбрасывал, некорректно отзываясь о моём органе обоняния. Я просто довёл до его сведения, что так некультурно вести себя в приличном обществе.

- Соломон, садись и доедай макароны с компотом - сказала она, усадив хомячка за стол,- А ты, Буратино, иди и пересядь за соседний столик, к Мальвине. Мне кажется, вы найдёте с ней общий язык. Она тоже новенькая.

- Можно присоединиться к вашему обществу, мадемуазель? - спросил я, уже усевшись.

У Мальвины, наоборот, практически отсутствовал нос, но отмечалась повышенная лопоухость. Она взглянула на меня голубыми озёрами глаз, и я моментально начал тонуть в них.

- Родная, подай мне весло, а лучше два, а то мне не выплыть...

Она, облизав свою ложку, сунула мне её в руку. И я моментально вынырнул, испытав незабываемые чувства.

- Да, конечно, присаживайтесь, милостивый государь, не стесняетесь. Будьте так любезны, скрасьте моё одиночество и угостите даму компотом.

Ложка выпала у меня из рук и я вдруг почувствовал что-то близкое до боли родное.

- Послушайте, Мальвина, а не подскажите ли вы мне свою дату рождения?

- Вообще-то, у дам не принято спрашивать о возрасте, но, так и быть, вам скажу. Это чудо произошло вчерась, - ответила она - Моя мама купила протоплазму на торгах за огромные деньги.

- Ну да, у меня та же история,- признался я. Где же её ещё взять, эту протоплазму, как не на торгах за огромные деньги. А уж не из десятого ли ты отсека? Что-то чую близкое и родное.

- Ах, это ты вчера был в девятом? То-то, чувствую, уши к тебе клонит.

- Ну да, а у меня нос к тебе тянет.

- Послушай, Буратино, я ещё пока не размышляла о второй половинке. Мы ещё слишком молоды.

- А я что, я не ничего, это Настасья Никитична во всём виновата. Сам ещё не нагулялся и не готов к серьёзным отношениям.

- Ну и не тяни ко мне свой нос!

- А ты уши от меня убери! Сидит тут, понимаешь ли, глазки мне строит. Ишь, фифа какая!

- Да я тебе сейчас нос вырву!

- Это я тебе сейчас уши откручу!

Мы вцепились друг в друга и не могли оторваться. Я опять начал тонуть в её озёрах, а она окунулась в бездну моих. Ощутил, как же чудесно, ещё только начав жить, уже найти свою вторую половинку. Я понял, что самый счастливый человек на свете. Что нет ничего дороже в мире, чем найти себя в жизни. Найти и понять, что порознь мы два уродца, а если объединиться в целое, происходит внутренняя и внешняя гармония.

© Copyright: Роман Синицин, 2020
Свидетельство о публикации №220121401556

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.