ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ
Хохмодром: смешные стихи и рассказы: за месяц 6.2017: самое лучшее: стр. 21

Игра в жизнь

(Ashmedai)
10 Смешные стихи 2017-06-08 1 637
Никогда ни о чем не жалей
И судьбу не кляни запоздало
Из не сыгранных в жизни ролей
Ты еще можешь выбрать не мало

Не сложилось – кого тут винить?
Просто карты на стол, пересдача,
Улыбнись, и тогда, может быть,
В новой партии будет удача

Из игры выходить не спеши
Спрячь эмоции – панику, страх
Пока легкие дышат – дыши
Твое счастье – в твоих же руках

Пусть сегодня в кармане дыра –
Ведь такие законы игры:
Раз ты был невезучим вчера,
Завтра козыри будут твои...
Почти никто
не различает голос этого Города.
И кажется, - лишь я
слышу его акценты,
тембральность,
интонацию
и безнадёжную немую тоску.

Мой Город пробуждается
гулом машин и щебетом птиц.
Улыбается Солнышком,
и плачет дождями,
захлёбывается лужами,
и украдкой целуется
влажными ртами подростков по подъездам,
где суровые дядьки,
которых заели жёны,
тихо покуривают полузапрещённый табак.
Мой Город строит пирамидки церквей,
устраивает пикники на старом кладбище,
и ходит стройными стадами
на праздничные мистерии.
Мой Город разбрасывает по асфальту хлеб,
который лениво клюют грязные голуби
и пинают избалованные дети.
Мой Город гордится своим благородством,
отправляя гуманитарные посылки в дальние страны,
и побуркивает в строну «понаехавших»…
И хает былое
и ностальгирует им одновременно,
пытаясь понять:
кто виноват в Его нынешнем счастье?
И поёт ночными окнами застольные шансоны,
и прорезает опустелые дворы одиночными криками:
«Помогите!..»
Но однажды Он закоротился
шизоделической, затухающей вдали мантрой:
«Ты не Бог, ты не Бог, Ты не Бог!..»
Впрочем, едва отзвучав этим предрассветным эхом,
мой Город опять пробудился гулом машин…

Сказка

(Анатолий Бучин)
10 Ироничные стихи 2017-06-19 1 583
Далеко ли , близко, длинно ли корОтко,
Начинаю сказку, наливайте водку.
Это так вступление, слушайте скорей,
Жил мужик в деревне, с бабою своей.
Уточняю, со своею, со своей и точка,
И конечно, как у всех, были сын, и дочка.
Сын конечно наркоман, дочка- проститутка,
Жизнь сыграла с их семьей, очень злую шутку.
Все, что заработают, папа с мамой в поле,
Их сынок Колян, за два дня проколет!
Дочка тоже, не подарок, в жизни так бывает,
Все что заработает, сразу пропивает.
Так и жили, день за днем, без соли доедали,
И что делать с детками увы, родители, не знали.
Но однажды, на рыбалке, прямо с утреца,
Выловил большую щуку, батя на живца.
И тогда, взмолилась Щука : - Отпусти, Иван,
Помогу, ведь всем известно Колька - наркоман.
Для меня, тебе помочь, скажем дело плевое.
Я и Машку вылечу- сучку непутевую.
Кольку вылечить пустяк, стукну его палкой,
Да и Машку, тоже- по ****е мешалкой.
Выпалила Щука все, все как на духу,
А Иван: - А вдруг ****ит? Мож лучше на уху?
Все6 нормально, и теперь дела у них идут,
Маша поступила в театральный институт.
Колька в ПТУ пошел, на Юрфак не смог,
Его б и в ПТУ не взяли, да сосед помог.
У него в училище, завучем жена,
Колька б скотником работал, если б не она.
Вот ведь как бывает в жизни, ты на ус мотай,
И товарищам своим, об этом передай

- В "Суперферму", знаю, кто-то режется
И ведёт хозяйство наобум.
Ах, простите мне моё невежество,
Но - я в Интернете - ни бум-бум.

Друг мой, Анатольич, тот, - продвинутый :
Блоги, чаты... Чёрт его дери.
Он, поди, не взглянет на "Калину"-то,
И не сядет в "МиГ", держу пари.

Я - не увлекался "томагочами".
( Вырвать виртуальность на корню ).
Я - мужик простой. Реальный, в общем-то.
Десятью хлебами накормлю...

Сдуру...

(Леонид Олюнин)
13 Беременность 2017-06-23 1 840
* * *
Не вылечить пожалуй Нюру –
Забеременела сдуру.

* * *
Лихой он и гробу плохой.

* * *
Там лохи, скажу вам, в натуре,
Наладить не могут уют.
У них там за школой лишь курят.
У нас здесь и курят, и пьют.

* * *
Смерть придёт,
Всех найдёт.

* * *
Шустра искра из костра.

* **
Хоть в какой укройся лог
Всё равно найдёт налог.

* * *
Кто сушит валенки
В печи?
Сгорели и не
Трындычи.

* * *
Пустился врать, чтоб обобрать.

* * *
Не подставляйте, боровы,
Под дубины головы.

* * *
Скажу тебе по новой, -
Сказал за рюмкой сват, -
Народ пошёл хреновый –
Не переносит мат.

* * *
Что за бред – в воде влаги нет.

* * *
И со старика
Берут, коль жив пока.

* * *
Угрожать привык
Иной,
Если кодла за
Спиной.
Всё от партии зависит.
Масло майское вкусней.
Масло свежее не рис ить!
Чем без даты, лучше — с ней.

Также партия селёдки —
Вся зависит от числа,
От того, зажата в лёд кем,
А не только — где росла.

Партий — тьма! Какая лучше?
Денег нет, но выбор твой.
Посети на всякий случай
Супермаркет сетевой!

Пробежишь через проходы,
Как вода сквозь решето,
Наберёшь того-сего ты,
А отведаешь — не то.

Предлагатели — коварны,
Ради прибыли живут.
Не продукты, а товары
Ждут на полках там и тут.

К дорогой витрине вдруг ты
Подойдёшь и крикнешь: «Эй!
Где вы, вкусные продукты
Древней юности моей?»
Да я верю что крестился ты
И при этом дух сходил на воды,
Но итог у нас в стране Кресты
И вокруг крестовые походы.
* * *
Не подставляй костыль
Камазу,
Мнёт не раздумывая
Сразу.

* * *
Хорошо так в бане
При пиве, при тарани.

* * *
Загружен ночью
До предела.
Спит. Снятся бабы
То и дело.

* * *
Ну-ка, приятель, впарь,
Как закалялись встарь.

* * *
Взял кредит, теперь смердит.

* * *
Как так жить вечно
Удачей ведомым?
Кто каждой чёрточке рад?
Вон у соседа
Вновь солнце над домом,
А над моим –
Дождь и град.

* * *
Зря клизмой помыкают -
Профессия такая.

* * *
Ты сколько ни царапай
Плешь,
Что нарисовано –
Не съешь.

* * *
Приглядишься и увидишь
Бугорья и вмятины.   
Корысть, мерзость в индивиде
В наше время спятили.

* * *
Обожрался шоколадом.
Вот и сухарей не надо.

* * *
Третий памятник
Воздвиг,
Но в мозги вмешался
Сдвиг.

* * *
Бескрылых очень много тел,
Как мой сосед паскуда…
Во сне я соколом летел.
А синяки откуда?
* * *
Льстец не льстит
Запросто так,
Всё-таки он
Не дурак.

* * *
Хитрый даст
Ничтожный пласт.
И как раз наоборот
Самый толстый заберёт.

* * *
Завистник любит
Опоносить.
Своё говно
Под курткой носит.

* * *
Попусту не машет, кстати.
Раз другой заедет, хватит.

* * *
Трутня одного
Прокормим,
А другой грызёт
Пусть корни.

* * *
Однако, смел:
Блин жирный съел.

* * *
Вот привезли на свалку груши,
Болото сделали из суши.
Ворчит бомж, местный индивид:
«Мля, гадят свалки внешний вид».

* * *
Ушёл алкаш Василий в транс,
Пока не кончится аванс.

* * *
Рожа белая, как мел.
Видно кто-то поимел.

* * *
Не везёт на свете
Алконафту Пете.
Засосал пузырь с утра…
Не бери пример с Петра.

* * *
Плохо слушается тело,
Селезёнка запотела.

* * *
У жены то ню, то топ (лес)
А мужик в вине утоп.

Красный Берег

(Ashmedai)
10 2017-06-06 0 623
Печальный край, унылые места,
Кругом следы разрухи и развала
В УИСовских погонах нищета
С утра разит тяжелым перегаром.
Тут тяжко жизнь, как олово, течет
Вдали от мира, где живые люди,
И если что-то здесь произойдет,
То явно не на пользу людям будет.
Как будто проклял кто-то то село,
Затерянное где-то на Урале,
И даже непонятно, для чего
Селенье Красным Берегом назвали.
Ведь красным называли на Руси
Во все века прекрасные создания,
А тут среди колдобин и грязи
Лишь только покосившиеся здания.
Колонию закрыли навсегда –
Рабочих мест практически не стало,
Но из начальства это никогда
И никого в Перми не волновало.
Сюда дороги не было и нет
И всем давно понятно, что не будет
А через пару, или тройку лет
Совсем забросят это место люди…

Словарь

(sobakunov)
10 Короткие приколы 2017-06-07 0 802
бульдог - (тург.) муму
наяда - отравительница
безмен - запрет на бартерные сделки
сторож - галерея портретов
* * *
Пол-Европы проскакал,
Добрую жену искал.
Вот такие трали-вали –
И дурных порасхватали.

* * *
Если не имеешь
Тёщу,
То на два размера
Толще.

* * *
За обедом кутерьма
Как свалилась с вышки.
Если хлебушка нема,
Подавайте пышки.

* * *
Мыться Мане в холодной бане.

* * *
«Во глубине сибирских
Руд»
И спичек не дадут
На руб.

* * *
Было много ГитлерОв,
Что людей вгоняли в ров.
А народ – он молодец,
Плакал, если тем писец.

* * *
О мёртвых плохо не скажи,
Но с правдой, как всегда, дружи.
О Ельцине внушительно
Ври только положительно.

* * *
Помни, что пирог мясной
Не всегда ест люд честной.

* * *
Бабу чтоб
Перекричать,
Литр надо
Накачать.

* * *
Жил да был обычный мэр,
Он другим давал пример.
Все, кто чин имеет –
Воровать умеет.

* * *
Трёхэтажный мат
Был не виноват.

* * *
Пели нам про коммунизм,
Отравляя организм.
И, похоже, так растак,
Геббельс тоже врать мастак.
* * *
Губернатор обнаглел,
Потерял совсем предел.
Жулит миллиарды,
Как играет в нарды.

* * *
Мы челом ударили…
Нам гнилушки впарили.

* * *
Был союз, и нет его.
И, как будто ничего.
Кто разваливал Союз
До сих пор свой тащит груз.

* * *
Кто политики подале,
Тем не оторвут педали.

* * *
- Слушай, сотни лишней нет?
- Нет.
- Ну, да ладно, нет, так нет,
Не винить же Интернет.

* * *
Есть такие речи –
Ложью обеспечат.

* * *
А леса у нас горят.
«Поджигают», - говорят.
Да, наверное, не зря
Передохли егеря.

* * *
Чёрный хлеб
Не ест наш Глеб.

* * *
Мы все стремились
Понемногу
Взять «пузырёк» с собой
В дорогу.

* * *
Ах! Ах! А делу швах.

* * *
Сотню зашибёт маньяк, -
Выловят – и он обмяк.
А властитель – миллион,
Прав всегда при этом он.

* * *
Что в имени тебе
Моём,
Коль не идёшь
За пузырём?

Человек отличен от собаки

(ЗЕВС)
8 Афоризмы 2017-06-09 0 987
*   *   *
Порой не видишь вред в упор,
Увлёкшись с этой жизнью флиртом:
Вода безвредна до тех пор,
Пока не смешана со спиртом.

*   *   *
Не кричи повсюду гордо,
Как пахала, молодёжь:
Что посеешь – знаешь твёрдо,
Где посеял – не найдёшь.

*   *   *
Во дворе лежат дрова,
Жалок в мыльнице обмылок,
А пустая голова
Служит складом для опилок.

*   *   *
Нет середины золотой,
Особенно, когда ты стар:
В подвале – холод с темнотой,
На крыше – солнечный удар.

*   *   *
Кончится речистость одичанием,
Ибо в громких фразах смысла нет:
После одиночества с молчанием
Мудрость появляется на свет.

*   *   *
Думают все власти о народе,
Щедрость проявляя многократно:
Зонт дают при солнечной погоде –
При дожде берут его обратно.

*   *   *
Мы хаем баб в минуты брани,
Мол, не возьмём мы их в полёт,
А понимаем только в бане,
Как женщин здесь недостаёт.

*   *   *
Льётся речь из него рекой,
Будто суд свой вершит Иуда:
Он не знает, кто ты такой,
Но уверен, что ты паскуда.

*   *   *
Есть связующая нить
Меж горой бабла и риска:
Возраст с полом изменить
Может за день паспортистка.

*   *   *
Лезут все и в мусорки, и в баки,
Но не отвергают их вонищу:
Человек отличен от собаки
Тем, что он крадёт не только пищу.
* * *
Заловили мужика,
Под домашним он пока.
Ни к чему ему укор…
Миллиард всего упёр.

* * *
Клюквину съела
Не растолстела.

* * *
Потерял обутки,
Проискал аж сутки.
Проискал в экстазе.
Были в унитазе.

* * *
Ну, Адам ты и гусак –
С яблоком попал в просак.

* * *
Мысль вдруг окатит как,
Станешь понимать –
В слове математика
Твёрдый корень – мат.

* * *
Пришёл апрель,
Снял март с петель.

* * *
Приходила к нам Европа
Нерушимою стеной.
А затем мелькнула опа
За рекой Березиной.

* * *
Огромадная страна,
Напугала всех она.
Не хотим мы драться,
Не фиг нас пугаться.

* * *
Замечательно живём,
С замечательным жульём.
Славная стихия –
Всё ж олигархИя.

* * *
Как попал я в эту хату,
Вскоре обучился мату.

* * *
А у нас в конторе
Сменится всё вскоре:
Будет зам и будет шеф,
Остальных уволят всех.

* * *
«Я пришёл к тебе с приветом», -
«Жёлтый дом» закрыли летом.

* * *
Мил, потому и бил.
* * *
Наши громкие дать имена
Всем рекордам сумеем, страна.
Будет слава, фиеста и гром,
Не у нас, где-то там, за бугром.

* * *
Нагретая водка
Опаснее лезвий.
От водки нагретой
Все в жизни болезни.

* * *
Где живём не мы,
- Улицы прямы.

* * *
«Поднимем бокалы,
Содвинем их разом»,
Пусть в форточку вылетит
Робость и разум.

* * *
На Луну хапугу
Манит.
Может быть и
Прикарманит.

* * *
Пьянство всюду так и прёт,
Задевая кроны.
Буратино тоже пьёт –
Дёготь разведённый.

* * *
Тот, кто больше
Всех кричал,
За слова не
Отвечал.

* * *
Долг супружеский никак
Не вернёт один шустряк.
А соседкам всем вернул
Этот толстопузый мул.

* * *
По бутылке на рога –
В порошок сотрём врага.

* * *
Мы ходили по дрова,
Мы валили дерева.
До сих пор по лесу дрож,
Не проедешь, не пройдёшь.

* * *
Жёлтые листочки,
Ягодки на кочке.
А грибов так кучи,
Всё же дома лучше.

* * *
Если не слезать
С печи –
Пролежишь
И кирпичи.
* * *
Нет топора. Полено
Ломай через колено.

* * *
Шёл косой
С кривой косой.
На лугу по мере сил
Ёлок палок накосил.

* * *
Что сказал глухнемой?
Он сказал: «Глаза промой».

* * *
И у ворюги найдутся подруги.

* * *
Через болото ближе,
Но не пойдёте вы же.

* * *
Я скажу в своей терцине,
Но она пока не здесь,
Что при платной медицине
Скоро перестану есть.

* * *
О войне он знал и много
Не отыдя от порога.

* * *
Вот опять грозит жена –
От меня уйдёт она.
Что такое натворил? –
Завтракал и насорил.

* * *
Кто в забой, а кто в запой
Прёт изведанной тропой.

* * *
Да, с болезнями мытарства,
Хоть залезь на крышу ту.
Я согласен на лекарства,
Только если на спирту.

* * *
Потолок, а в нём дыра.
Звёзд на небе до хера.

* * *
Самогон шибает в нос,
От асфальта лоб пеганый.
Пьяному задашь вопрос
И поймёшь его коль пьяный.
* * *
Один придурок с топором
Бежал версту за комаром.

* * *
Телевизор в мыле весь,
Не вздремнёт ни грамма.
И у вас в квартире есть
Кинопилорама?

* * *
В тюрьму попал,
Но не пропал.

* * *
И на суши
И в воде
Глупость
Приведёт
К беде.

* * *
Волк корову одолел,
Но и третью часть не съел.

* * *
Попал в сеть – будешь петь.

* * *
На яичницу уже
Катят яйца Фаберже.

* * *
Ходит бес и совесть ест.

* * *
Не жалости, ни совести –
Предмет плачевной повести.

* * *
В шоу-бизнес с головой
Окунулся деловой.
И теперь его грехи
Не смывают и духи.

* * *
Вот тебе лопата
И копай без мата.

* * *
Крутой жлоб получил в лоб.
*   *   *
Я мёд и горечь, как сосуд,
Вмещал – всё было по плечу:
Когда начнётся Божий суд,
Налейте всем – я оплачу.

*   *   *
Спокойный Пушкин ехал в лес,
Как будто с дамой на балет,
И бегал много раз Дантес
Перед дуэлью в туалет.

*   *   *
К чёрту умные слова!
Мир стоит на обормотах:
Чем дубовей голова,
Тем быстрее мяч в воротах.

*   *   *
Не раз бандитский смерч сминал
Короны Римов и Нью-Йорков:
Во власть не пустят криминал –
Он сам в неё придёт с задворков.

*   *   *
Писк стоит – кошмар,
Мы же в неглиже:
Пьющий кровь комар
Не жужжит уже.

*   *   *
Всё разрушить – жажда та же
У противников морали,
Но нельзя, чтоб в Эрмитаже
В золотые вазы срали.

*   *   *
От полных чувств смеются дети,
Идя на праздничный обед,
И верят все, что нет на свете
Ни войн, ни мерзостей, ни бед.

*   *   *
Нам всем держаться вместе надо,
Забыв про алчность и корысть:
Кто отбивается от стада,
Того и может волк загрызть.

*   *   *
Струила чистый свет моя звезда,
Душа тянулась стеблем к красоте:
Я не грешил на свете никогда,
А я грешить старался в темноте.

Куаля давай!! Куаля!!!

(Доктор Кеворкян)
12 Смешные истории 2017-06-23 0 1004
В подмосковном санатории
отдыхающий грузин тонет в
пруду и зoвёт на помощь:
"Паслэдный рас купаюс!!
"

Что может быть лучше чем Грузия; лето, солнце, чистый воздух, хачапури, цинандали, сулугуни? А если ещё добавить что речь идёт не о наших тревожных годах с проблемами Абхазии и Южной Осетии, а о тихих, застойных 70-х, то ответ станет очевиден каждому : НИ-ЧЕ-ГО! Именно в этом райском уголке наша небольшая группа из 4-х человек оказалась на производственной практике после 4-го курса.
Чем прекрасна молодость? Я заметил интересную вещь; всё произошедшее с тобой в молодости очень хорошо сохраняется в памяти, вплоть до мельчайших подробностей. И наоборот, события недавнего прошлого, случившиеся в более зрелом возрасте запечатлеваются тускло, а многие вообще стираются из памяти. Поэтому писать эти воспоминания для меня было очень легко – все события как будто стояли перед глазами.
Практику мы проходили на одном из флагманов советской металлургии – Руставском Металлургическом Комбинате. Рустави – небольшой, очень зелёный городок недалеко от Тбилиси. Почти всё население городка работало на заводе-гиганте. Размеры завода действительно впечатляли; достаточно упомянуть, что между цехами завода курсировали автобусы. Над входом в заводоуправление колыхался огромный плакат на русском и грузинском языках: «Автандил Георгиевич благодарит вас за честный труд!». Как выяснилось Автандил Георгирвич не кто иной как директор комбината, Герой социалистического труда, князь Коркия. Да-да, князь! Именно так нам и сказали. Вообще следует отметить, что в Грузии всегда очень трепетно относились к своим родословным. И если уж он князь, то это не скрывалось, а наоборот всячески подчёркивалось. Довольно забавно звучало, когда секретарша в приёмной директора отвечая на звонки говорила: «Князь уехал на совещание в Горком партии, звоните после 6 часов».
Всё было прекрасно; и солнце, и воздух, и вино, и люди! Одно лишь омрачало наш отдых – сама практика.
Оформили нас в бригаду ремонтников мостовых тигельных кранов в литейный цех. Места более неподходящего для отдыха молодых людей трудно представить: невыносимая жара от огромных печей над которыми сновали «наши» краны, многократные подьёмы и спуски на подкрановые пути в течении смены, всё это сильно омрачало наш «отдых».
Наш бригадир – Бижан, невысокий, худощавый, немногословный грузин лет 40-45. Чувствовалось, что он себе цену знает, с нами всегда держал дистанцию и разговаривал только в крайнем случае и то делал это свысока, глядя поверх голов. Ну как-же, какие то мальчишки, что они понимают в производстве?! Он был недалёк от истины, производство нам действительно было по фигу, но тем не менее никуда не денешься, практика есть практика и отзыв о практике потом надо было везти в институт. Кроме Бижана в бригаде был ещё маленький Дато, улыбчивый балагур лет 30-35. Он всегда с нами шутил, подтрунивал, ну а мы естественно в долгу не оставались. Единственная радость была в цеху – это бесплатный автомат с газированной водой. В день мы наверное выпивали по 5-6 литров от жары и ...от жадности.
Общежитие было прекрасным! После нашей первой общаги, комната казлась просто гигантской. Само здание было построено в сталинском стиле: с большими колоннами, широкие лестницы с каменными перилами, просторные корридоры. Это было рабочее общежитие завода, но в нём всегда было тихо. Каждый день пока мы были на работе, комнату убирали, два раза в неделю меняли бельё, всегда к нашему приходу на столе был свежий букетик простеньких цветов. Свободное время мы как правило коротали за игрой в прэферанс. При этом нашей любимой едой были свежайший сулугуни с горячим хлебом и недорогое, чем видимо нам так и полюбившееся, вино «Саэро», количество которого в несколько раз превышало допустимые нормы.
Как-то раз Дато, который обычно служил нам переводчиком при общении с Бижаном, ушёл по какому-то поручению в соседний цех, и бригадир как обычно глядя поверх голов процедил сквозь зубы: «всэ падом со мной, калоса мэнат будэм». Видимо посчитав, что сказал более чем достаточно он полез наверх и мы нехотя поплелись за ним. Взабравшись на подкрановые пути – а это где-то на высоте 10-12 метров, мы пошли прямо над раскалёными печами к передвижной тележке. Надо отметить, что свободного пространства там наверху крайне мало, и чтобы перемещаться приходится идти гуськом. Когда мы подошли к тележке Бижан, как всегда молча, не утруждая себя лишними разьяснениями, поддомкратил тележку и обхватив колесо рванул его на себя. Колесо послушно сошло с оси и осталось в его крепких жилистых руках. Колесо это напоминало трамвайное, чуть меньших размеров, но никак не легче 40-50 кг. «Куалю давай» - негромко с достоинством отдал команду бригадир. Мы замерли в ожидании разьяснений. «Куалю, куалю давай»- чуть громче произнёс он, при этом сделав неопределённый кивок в сторону. Мы понимали, что надо что-то ему дать, но что?! Вес колеса нешуточный, подойти к Бижану и помочь не позволяли стеснённые условия – он занимал всё пространство между тележкой и краем подкрановой балки, под которой зияли раскрытые «пасти» огненых печей. Бросить колесо было опасно, вес колеса мог запросто проломить перкрытие на котором мы все стояли, а опустить его потихоньку было очень трудно, да и спина бы его не выдержала плавного опускания. Мы кинулись наперебой предлагать Бижану, словно ассистенты хирургу-светиле, кто напильник, кто зубило. Но «хирурга» явно не устраивали ни «скальпель», ни «зажим», он всё твердил своё «Куаля! Куаля давай!! Что руски савсэм нэ панимаш??» Бижан попробовал варьировать ударением надеясь встретить у нас большее понимание: «кУаля, куАля, куалЯ!!», но всё было тщетно. Дело преобретало серьёзный оборот. Бижан всё сильнее прогибался назад, чтобы удерживать тяжеленное колесо. «Куаля давай!! Куаля!!!» сверкая очами и скрепя зубами требовал бригадир. «Может Клавку ему привести» - робко предложил Толик Варгин. «Да ты что? Совсем уже! На кой она ему сейчас?»- зашипели мы на него. Дело в том, что в соседнем прокатном цехе крановщицей работала некая Клавдия – разбитная деваха средних лет, неведомо каким образом оказавшаяся в Рустави. Все работяги из наших цехов любили пошутить с ней, Клавдия за словом в карман не лезла, одним словом общение проходило довольно весело к обоюдному удовольствию. И вот именно в страстном желании немедленно повидаться с Клавдией– Куалей и заподозрил Толик нашего Бижана. Жора Прокофьев прыснул от смеха видимо представив себе романтическую сцену «Бижан, Клавдия и Колесо». Мы зашикали на него опасаясь, что Бижан заметит это. Но Бижану было не до Жоры и не до Клавдии. Его глаза вылезли из орбит и казалось смотрели на нас с укоризной и грустью. От грозного требования Куали не осталось и следа, и теперь он как-то ласково и шопотом произносил: «Куалия, куалия». Пот ручьями катился по его искривлённому гримасой лицу. От сильного прогиба назад кепка свалилась и его растрёпанные волосы торчали во все стороны. Саша Магаз поднял кепку и нахлабучил ему обратно на голову, но сделал это как то не ловко, кепка сьехала сильно назад оставив впереди лишь большой козырёк. Бижан удивительным образом стал напоминать Ленина на броневике, во время встречи на Финском вокзале. Только почему-то вместо апрельских тезисов в руках у него было трамвайное колесо. Он всё ниже и ниже прогибался назад, а губы упорно, как молитву шептали: «куаля, куаля давай». Глаза его стали покрываться плёнкой, взгляд стал угасать. Вдруг судорога прошла по всему его телу, он встрепенулся и истошно закричал: «Куаля! Балшой малаток давай!! Балшой малаток!!!»
Чёрт! Ну конечно же Большой молоток! КУВАЛДА!! И как это мы сразу не допетрили?! Саша Магаз в ту же секунду схватил кувалду валявшуюся у нас под ногами, выбил шплинт у колеса, не дававший посадить его обратно на ось и Бижан наконец избавился от ненавистного груза водрузив колесо обратно на место.
Спускали Бижана по лестнице с верху мы всей бригадой. Пару дней он не выходил на работу, а потом снова появился в цеху. С тех пор спесь с него сошла и он уже общался с нами на равных, без своих «закидонов». Правда пальцы его ещё несколько дней были скрючены, как будто он всё сжимал в них колесо. Ну а кличка его после этого была, как вы уже конечно догадались, - Куаля!
К счастью всё закончилось хорошо. Отношения с бригадиром наладились и он даже сам с улыбкой вспоминал происшедшее. Ну а практика продолжалась!
Бескрайнее лазурное небо, хрустально-чистый воздух, горячие хачапури, холодное цинандали, лето, Грузия! Что может быть лучше для полноценного отдыха? НИ-ЧЕ-ГО!!
Утром, скинув к чертям одеяло, почесал волосатую грудь,
Что за дрянь мне всю ночь не давала хоть на час полноценно уснуть?
Может это соседская кошка у которой отняли котят,
Или тихо рыдала гармошка на которой играть не хотят?
Может дождик стучал по карнизу, ворковали всю ночь сизари?
Шпиливилили сверху и снизу жён мужья "от зари до зари"?
Растолкал я засоню-супругу, расспросил про десятые сны
И поведал, как лучшему другу, всё про сплин окаянной Весны.
Мол, похоже Весна одичала... снова спать лёг, но только почил,
Под балконом опять... зажурчало, я взбешённый с дивана вскочил,
Распахнул с раздраженьем окошко и (не в силах сдержать матюки)
Лишь в сердцах матюкнулся немножко: - Блин... похоже подмокнут стихи!)))
Уже было далеко за полночь, а Соломонов всё никак не мог заснуть. Он аккуратно перевернулся на другой бок, стараясь не потревожить мирно сопевшую рядом Ольгу.
-И дёрнул же меня чёрт притащить эту старую газету в отдел! – с раздражением подумал Соломонов – ну кому это было нужно? Тоже мне, великий чемпион – продолжал корить себя Алексей – славы ему зхотелось. Ну вот и получай теперь!
Небольшая заметка в газете «Кадры Индустрии» двадцатилетней давности повествовала о том, что молодой, перспективный мастер выиграл личное первенство ДСО «Буревестник» по шахматам, показав отличный результат. Статья сопровождалась фотографией. На фотографии трудно было угадать в стройном, вихрастом пареньке с кубком лысеющего и поплывшего в своих формах старшего инженера отдела металлоконструкций Алексея Александровича Соломонова. Сотрудники отдела разглядывали газету и радостно похлопывали Соломонова по плечу: ну ты даёшь, чемпион! Чертёжница Лида Щеглова оценивающе оглядев его с ног до головы игриво повела плечами: -Алексей Александрыч, а вы оказывается у нас Победитель! Селистратов и Наумов – младшие научные сотрудники, сразу предложили «обмыть» это дело, нисколько не смущаясь давностью произошедшего события. А председатель Профкома Осипчук воспринял всё куда более серьёзно. Он отозвал Соломонова в сторону и понизив голос сказал: -Ты понимаешь что теперь будет?
-Что? Немного растерялся Соломонов
-Как что?! Ты дашь сеанс одновременной игры! А кто будет среди соперников ты надеюсь понимаешь?
-Ты хочешь сказать...?
-Вот именно!
Соломонов погрустнел. Он подумал, что как жаль, что до сих пор не изобрели машину времени, с помощью которой он бы смог вернуться в сегодняшнее утро. И тогда может быть эта дурацкая газета не попалась бы ему на глаза, и он не притащил бы её в отдел, и всё было бы как прежде: монотонно и предсказуемо!
-Но почему именно я? – попытался отвертеться Соломонов
-А кто у нас Мастер? Может я? Да это можно сказать счастливый случай для тебя! – продолжал увещевать Осипчук – когда ещё представится такая возможность? Да всё что требуется от тебя это проиграть Астахову! И всё! И ключи от квартиры у тебя в кармане!
По большому счёту председатель Профкома был прав. Алексей и сам понимал это. Насчёт ключей в кармане Осипчук конечно преувеличил, но страсть директора к шахматам была известна всему НИИ. Огромный, широкоплечий, с непослушной прядью седеющих волос, он с одинаковой гордостью насил на лацкане своих пиджаков депутатский значок и значок 1-го разряда по щахматам, любовно перецепляя его с пиджака на пиджак. Все знали, что лучший способ вызвать расположение Ильи Борисовича было спросить его мнение о грядущем матче на первенство мира. Тут он пускался в долгие рассуждения о шансах того или иного очередного вундеркинда, давал их сравнительные характеристики с великими мастерами прошлого, пытался предугадать их матчевую стратегию, дебютный репертуар, короче чуствовал себя как рыба в воде. Ну а если вы при этом ещё уловчались вспомнить одну-другую фамилию известных шахматистов, то вы уже зачислялись в лучшие друзья директора!
Но Соломонова никак не грела мысль о перспективе оказаться в лучших друзьях начальника, тем более, что по натуре он человек был тихий и незаметный. И лишь грустные, синие глаза Оли, которая уже какой год мечтает о своей, пусть маленькой, пусть крошечной, но СВОЕЙ квартире, не позволили Соломонову категорически отвергнуть «каварный» замысел Осипчука. Он тяжело вздохнул и тоже понизив голос выдавил из себя:
-Буду играть по позиции. Строго по позиции.
      Перед глазами Соломонова всплыл образ его первого тренера из Дворца Пионеров. Шахтаров Энвер Саидович – был наставником от Бога. Он всего себя отдавал своим ученикам. Он учил их не только шахматам, но и самой жизни. Сколько раз в тяжёлых ситуациях Алексей, да и многие другие обращались к нему за помощью и он никому не отказывал. Саидыч был для них как отец родной, не имея своей семьи он готов был возиться с ними с утра до поздней ночи. Сам сильный мастер, он поставил крест на своей спортивной карьере, полностью посвятив себя наставничеству. Его любимым наставлением было: «Всегда играйте по позиции – и через паузу он добавлял – строго по позиции!» Он не уставал повторять это сотни раз, это было его кредом и это он пытался втолковать своим ученикам. Фраза эта у него звучала довольно забавно. Когда он добовлял после паузы «строго по позиции», он сердито сдвигал брови, зжимал губы и со своим восточным акцентом цедил: «ситырога па пазица!» Алексей хорошо его пародировал, и когда Шахтарова не бывало в классе по просьбе товарищей воспроизводил слова тренера, что вызывало гомерический хохот.
      -Ну конечно по позиции! – радостно подхватил Осипчук, вернув Алексея из радужных воспоминаний в суровую действительность – Конечно по позиции. Но только позиции они ведь разные бывают, так? Ты же Мастер, не я. Вот ты и создай такую позицию, что бы и сдаться было не грех. Как говорится дело Мастера боиться! – и он рассмеялся вглядываясь в лицо Соломонова в надежде прочитать в нем одобрение своему плану.
Алексей Александрович в очередной раз перевернулся на другое плечо. Часы высвечивали 5:05 утра. «Час воров» по бабушке – подумал Соломонов и невольно улыбнулся вспомнив извечный спор бабушки с дедушкой по поводу «часа воров». Каждую ночь перед сном в летнее время дедушка устонавливал, рядом со своим диваном и выходом на балкон, стул на котором распологал пустые бутылки связанные между собой шпагатом. Они, как он полагал, должны были предотвратить незаметное проникновение воров в квартиру со стороны балкона. То что воры должны придти ни он, ни бабушка не сомневались и лишь расходились во мнении по поводу часа вторжения. Дедушка полагал, что «Час воров» наступает в час ночи, а бабушка, что под утро, в 5 часов. Насколько Алексей помнил, этот вопрос так и не нашёл конценсуса между ними. Он тихо присел на кровати, одел шлёпки и стараясь не разбудить Олю поплёлся в ванную. Надо было успеть до Сироткиных, а то семья у них большая и уж если начнут походы в туалет, то конца этому не будет.
      ***

Зал конференций НИИ, несмотря на субботнее утро, встретил Соломонова гулом растревоженного улия. В ожидании сеанса здесь собралось немало народа. В полном составе присутствовали сотрудники общего отдела во главе с самой Ириной Львовной. Все начальники отделов и их замы, активисты Профкома, в полном составе отдел металлоконструкций, копировальный отдел, где начальницей была жена самого Астахова- Лилия Сергеевна, а так же отдельные представители других отделов жаждующие зрелищ! А зрелище обещало быть захватывающим! Ну как же: сам Илья Борисыч будет играть, да не против кого папало а против настоящего Мастера! В подтверждении нелиповасти мастера Соломонова на стене висела увеличеная копия злосчастной статьи предусмотрительно отпринтованная Осипчуком. Народ жаждал крови! А кровь должна была пролиться в любом случае: в случае победы любимого шефа народ получал лишнее подтверждение незыблемости формулы: «я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак». Ну а в случае победы выскочки-мастера последствия были настолько непредсказуемые, что уже одна мысль о таком исходе приятно щекотала нервы присутствующих.
Соломонов прошёл сквозь строй внезапно зативших с его появлением сослуживцев, словно гладиатор перед смертельной схваткой. Но если у гладиатора был шанс в надежде на то, что великий Цезарь смилостивится и пощадит поверженного бойца, то в данном случае в том куда повернёт палец Илья Борисыч сомневаться не приходилось. Он обошёл ряды расставленых Осипчуком 12-ти досок, поправив на некоторых из них неверное положение коней и слонов и с деланным равнодушием стал ожидать команды к началу действия. Соперники медленно рассаживались за столы. Среди них были знакомые ему Селистратов и Наумов, не теряющие надежды хоть теперь «обмыть» результат партий, всеобщая любимица копировальщица Настя, в непомерно короткой юбочке, начальник особого отдела пенсионер Островцев, который как всегда был при орденах словно сразу после игры у него важная встреча с участниками игры «Зарница», зам. начальника конструкторского отдела со странной фамилией Мокроступов, также откликающийся и на фамилию Калошин, и другие работники НИИ.
Игровой план на сегодняшний сеанс у Соломонова был прост. Как можно быстрее расправиться с рядовыми участниками сеанса, ну а затем сконцентрироваться на партии с Астаховым. При этом надо было постараться любыми силами не дать ему испортить позицию до безнадёжной и в удобный момент, согласно позиции, предложить ничью. Несмотря на все уговоры Осипчука проигрывать он наотрез отказался. И они сошлись на ничьей полагая, что и её будет достаточно для успешного решения квартирного вопроса.
Соломонов вздрогнул от звука гонга, не весть откуда раздобытого Осипчуком, извещавшем о начале сеанса. По началу всё шло по плану. Быстро проиграли Селистратов и Наумов, не испытывающие особой горечи по поводу поражений. Не намного дольше продержался и Островцев, который запутался в английском начале. Ещё несколько поражений и осталось два участника: Илья Борисыч и красавица Настя, которая удерживала позицию используя бесконечные подсказки мужской половины болельщиков. Но и это ей помогало не долго и вскоре Соломонов с извиняющимся видом произнёс тихое: «Вам мат Настя.» В любой другой ситуации он же конечно предложил ей ничью, но только не сегодня. Ведь ничью «заслуживал» лишь один участник сеанса и он никак не мог принизить её значение заключив мирное соглашение ещё с кем нибудь. Настя недовольно фыркнула и взмахнув юбочкой растворилась в толпе болельщиков плотно обступивших единственный игровой стол. Через некоторое время Соломонов с ужасом обнаружил, что несмотря на все его усилия позиция Астахова начинает безнадёжно портится. И это несмотря на то, что он специально разыграл без всяких премудростей, изученную вдоль и поперёк Испанскую партию. Видимо перворазрядник Астахов давно не тренировался в практической игре и задача Соломонова стала намного сложнее. Играть не «по позиции» он не мог! Это претило всей его жизненой философии. Это означало бы перечеркнуть всё что он делал в своей жизни, это было равносильно предательству. Перед его глазами поочерёдно вставали то образ Саидыча, с суровым видом шептавшего: «Ситырога па пазица!», то Оленьки с огромными синими глазами стоявшей в очереди в туалет за длиной вереницей Сироткиных. Соломонову стало дурно. Он облакотился рукой на стол, а внимательно следивший за ним Осипчук, который по его виду догодался, что что-то не так, быстро подвинул ему стул. Астахов сидел неподвижно охватив голову руками и вцепившись взглядом в доску. Его шахматных знаний оказалось достаточно, что бы понять весь драматизм его позиции.
Наконец от откинулся в кресле, услужливо принесённом ему Осипчуком из зала заседаний, и бодро спросил:
-Говорят ты в очереди на жильё стоишь?
-Стою – грустно подтвердил Соломонов и зачем-то уточнил: – уже шестой год.
-Ну стой, стой... – ухмыльнулся Илья Борисыч. Из за широкой спины директора подхихикивал Осипчук.
Соломонов сполз на стул. Образ Саидыча окончательно уступил место Оле, которая оттеснялась всё дальше от дверей туалета бесконечной лентой Сироткиных. Он заставил себя глянуть на позицию и с ужасом обнаружил, что напрашивается шах ладьёй по 8-ой горизонтали. Ход был строго по позиции и не сделать его он не мог. Дрожащей рукой пердвинув ладью Соломонов произнёс: Вам шах Илья Борисыч.
- Ну ты даёшь Соломонов! Ты ещё «мат» скажи! – развеселился Астахов и аудитория эхом отозвалась подобострастным смехом.
Перед глазами у мастера пошли феолетовые круги. «Вот только ещё в обморок грохнуться не хватоло» – подумал он пытаясь отыскать взглядом Осипчука ища хоть какой-то поддержки. Но профорг растворился в толпе зрителей и ждать поддержки было не откуда. Он глянул на часы, в дополнение ко всему флажок на директорских часах начал предательски подниматься. Он как завороженый смотрел на этот флажок словно приговорённый к смерти смотрит на нож гельятины. Соломонов просто физически ощущал как вот сейчас этот нож сорвётся в свой всёсокрушающий полёт. И всё! И конец всем надеждам. И никогда Оленька не уйдёт с этой очереди. А ну их всех! Хватит! Плевать на позиции! Ничья так ничья! Он облизнул пересохшие губы, сделал глубокий вздох. Сейчас. Надо сейчас, потом будет поздно! Потом упадёт флажок и все! Соломонов привстал, что бы произнести сокровенное «ничья»? Как вдруг его взгляд упёрся в широкую ладонь начальника протянутую ему в знак признания поражения.
-Ну что тут попишешь? Мастер он и есть мастер – рокотал Астахов – и болельщики радостно кивали ему. – Такому и проиграть не зазорно.
Соломонов всё ещё держал протянутую руку начальника и ничего не понимал. Он посмотрел на Осипчука, но и тот окончательно запутался и пытливо вглядывался в лицо Астахова пытаясь угадать дальнейший ход развития событий. К Соломонову потянулись руки сослуживцев спешащие поздравить его со знаменательной победой.
-Молодец Соломонов! – бодро похлопал его по плечу наконец определившийся Осипчук.
-Осипчук! Зайди ко мне со списком очередников. Чёрт знает что у тебя там творится! – бросил Астахов покидая зал конференций в окружении замов.
-Сиюминутно! – отозвался Осипчук и заговорщецки подмигнул Соломонову.
Долгая дорога домой на метро, троллейбусе и автобусе промелькнула для Соломонова как один миг. Всю дорогу он ехал с идиотской улыбкой привлекая внимание пассажиров, но он этого не замечал. «А какой он всё же милый человек – думал он о Астахове - и ведь как шахматы любит!»
-Ну как твой сеанс? – Оля с интересом смотрела на его улыбающееся лицо.
-Выиграл. Все двенадцать. – он продолжал глупо улыбаться.
-А я и не сомневалась, ведь ты у меня самый лучший. – она потянулась к нему и нежно обняла его за шею.
Соломонов уткнулся в её волосы излучающие такой знакомый и родной запах.
-Ну а играл конечно по позиции? – весело спросила Оля отодвинув его и взглянув ему в глаза.
И после паузы строго сдвинув брови они хором сказали: «ситырога па пазица»!
* * *
После третей рюмки
Билл
Что заучено
Долбил.

* * *
Добрую совесть
В дрянную повесть.

* * *
Архимед воскликнул: «Эврика!» -
Знаменитая истерика.

* * *
Судьбу не выбирает,
Дают и прибирают.

* * *
Всё меняется
Местами
Очень важными
Перстами.

* * *
Не просто так щемит в груди,
Порою очень колко,
Попробуй пьянство победи,
Вон водки тьма на полках.

* * *
Из-за словарного
Запаса
И неприятностей
Ждёт масса.

* * *
- Бухарик, на сухарик.
- Ром заедаю рукавом.

* * *
Я люблю сметану,
Это не во вред.
Ужин есть не стану,
Снова пусть обед.

* * *
В каше масла ни капли,
Обеднели, не так ли?

* * *
А по науке разобраться,
На время отодвинув щи,
Нас будет миллиардов двадцать,
Ось у планеты затрещит.

* * *
Вот важный текст –
Всем нужен секс.
* * *
Мы настойчивыми были
И снегурочку споили.

* * *
Честь-то честь, но хочется есть.

* * *
Волю не давай жене,
А иначе быть во вне.

* * *
Да, так он повернулся мир,
И с ним нам по пути,
Что даже за бесплатный сыр
Приходится платить.

* * *
Вновь попутаны рамсы –
Взяли щепку за часы.

* * *
Вот опять цветущий май.
«Ну, да ладно, наливай».

* * *
Не глядят на старика –
Денег не скопил пока.

* * *
Этот чувак
Не даст просто так.

* * *
Мошенник не отшельник.

* * *
Рингтон с утра бубнит на ухо
Ей: «Потаскуха, потаскуха!»

* * *
Жизнь свою не хаю,
А в кафе вдвойне.
Бабочкой порхаю.
Истина в вине.

* * *
Зачем слава
Если голод справа.

Про ослов и послов

(Лука Шувалов)
11 Пародии 2017-06-14 4 836
"Ну зачем ты полез в это пекло,
    Нецензурный упрямый осёл!"
© Олег "guslik" Слободяник
Нецензурный упрямый осёл не крадётся по закоулкам


А цензурный покладистый ослик
По широким идёт авеню,
«Почему?» этот ослик не спросит,
И его «не туда» не заносит,
И у дам он объятий не просит,
Под «безумного» ослик не косит,
Шерсть имеет приятную проседь.
И удача приходит к нему.

А осёл нецензурный, рыгая,
Матерей вспоминает «И-а»,
Что поел, на друзей извергает,
Власть родную с от-т-тягом ругает,
И с моста в речку Хоньку сигает,
Там, рыбёшек пугая, нагадит,
Впрочем, также, как гадил и прадед,
Вот такие ословьи дела...

Так каким лучше быть – нецензурным?
Или нравопослушным ослом.
Не бросать всякий сор мимо урны,
Клясть Мальдивы и берег Лазурный,
Не кататься в метро «Ах, мне дурно!»
Тёток пользовать грязно и бурно,
Поиграть на кларнете бравурно?
Нет, осёл, ты не станешь послом...

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.

cached: 1815016